Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Судьба барона Высокого Хребта

Шло активное обсуждение того, что случилось с Высоким Хребтом, каким может быть политическое будущее Ассоциации Консерваторов, и — в этой части — насколько мощна она была в тот момент, когда Высокий Хребет сформировал своё коалиционное правительство. В частности, кое-кто сказал мне, что был некоторый спор относительно того, действительно ли Ассоциация Консерваторов была крупнейшим из участников коалиции, как он мог стать премьер-министром, если АК не была крупнейшим из участников, и на каких именно позициях стояла АК в вопросах обороны.

В настоящее время политические перспективы Ассоциации Консерваторов не выглядят чрезмерно блестящими (мягко говоря). Они свергли Высокого Хребта с поста лидера партии и большинство членов партии обвиняют его в куда менее печатных выражениях, чем центристы, пытаясь подчеркнуть, что сами они — все такие из себя благородные и патриотичные мантикорцы — не имели с его преступными деяниями ничего общего. Палата Лордов назначила специального следователя с целью определить, возможно ли привлечь Высокого Хребта к ответственности за те явно преступные действия, что имели место в течение срока его пребывания на посту премьер-министра. Довольно многие из его прихлебателей уже попали под суд и были осуждены, однако никто из них не был официальным членом парламента. Согласно конституции Звездного Королевства член парламента обладает иммунитетом от судебного преследования за любые действия, совершенные в качестве члена парламента, за исключением пресловутых “особо тяжких преступлений”. Свидетельства того, что Высокий Хребет знал о происходящем, вполне убедительны, однако нет никаких свидетельств того, что он пытался воспрепятствовать правосудию в ходе какого бы то ни было расследования (хотя бы потому, что никаких расследований не было), а так же никаких свидетельств того, что он направлял средства не на те цели, которые были определены законом. “Кормушечные” законы, “специальные ассигнования”, очевидная пристрастность в распределении контрактов и тому подобное, это да, однако в каждом из случаев (во всяком случае, уже расследованных) любые предпринятые лично им действия прикрыты соответствующими законодательными актами. Имеется также та маленькая проблема, что взяточничество обычно заключается в том, что некто не принадлежащий к правительству пытается подкупить члена правительства, что совершенно противоположно тому, что делалось в рассматриваемом случае. Нет никакого сомнения в том, что на мелочи, вроде того, что контракт должен заключаться с предложившим наиболее выгодные условия, внимания не обращал никто, и что члены администрации и высшего аппарата Высокого Хребта были повинны в необузданном назначении на посты нужных людей или же в том, что тем или иным образом переходило в преступную деятельность. Единственным существенным вопросом является то, действительно ли серьёзность преступлений перешла предел, после которого пэр королевства, действующий во время их совершения в качестве премьер-министра королевы, может подвергнуться судебному преследованию.

Представляется вероятным, что в конечном итоге Высокий Хребет попадет под суд. Другое дело, как долго будут способны тянуть время его адвокаты. Тем временем он изгнан из Палаты Лордов и ведет крайне тихое уединенное существование. В мантикорской прессе недавно проскальзывали сообщения, что некоторые из независимых пэров изъявили желание приватно побеседовать с Судом Королевской Скамьи относительно личной роли Высокого Хребта в использовании неких досье для того, чтобы заручиться их сотрудничеством. Некий джентльмен по фамилии Юнг уже официально обвинён в шантаже и вымогательстве и вероятность того, что Стефан не подвергнется некоторому судебному преследованию… минимальна, скажем так.

Что касается размеров Ассоциации Консерваторов, я действительно не хочу раскрывать точные цифры. Вы можете быть вполне уверены, что сейчас она намного меньше, чем обычно. Имейте в виду, что членами Ассоциации Консерваторов являлись исключительно пэры. Это означает, что им не нужно идти на выборы, но это также и означает, что в Палате Лордов “политические партии” имеют склонность был намного менее чётко очерченными, чем в Палате Общин, в которой партийная поддержка зачастую жизненно важна для победы на выборах. Это означает, что Палата Лордов всегда “прогибалась под обстоятельства” намного более свободно, чем Палата Общин, и что для пэра совершенно в порядке вещей “сменить сторону” исходя из вопросов принципа (или целесообразности). В настоящее время большинство бывших членов Ассоциации Консерваторов занято тем, что ищет способ — любой способ — избежать последствий связи их имён с политикой Высокого Хребта. Следует заметить, однако, что АК не являлась самым крупным членом коалиции. Либералы были мощнее, прогрессисты слабее, а “независимые пэры” по большинству вопросов занимали среди политического калейдоскопа самые разнообразные позиции.

Высокий Хребет добился поста премьер-министра по нескольким причинам.

Во-первых, хотя это и редкий случай, в предшествующих правительствах Звёздного Королевства случалось, что аристократическая составляющая одного из членов коалиции была меньше, чем у остальных партнёров, однако этому члену, тем не менее, доставалась должность премьер-министра. Обычно это происходило потому, что партнёры по коалиции не доверяли самой крупной из партий и настаивали на передаче поста премьер-министра представителю одной из меньших партий в качестве средства сдерживания доминирования наибольшей из партий. Таким образом, это создавало прецедент, согласно которому Высокий Хребет, лидер второй по величине аристократической фракции, мог быть назначен премьер-министром.

Во-вторых, существовала та проблема, что правительство формировалось в то время, когда Хевен и Звёздное Королевство ещё вели активные боевые действия и Белая Гавань с Восьмым Флотом продолжали всё глубже вторгаться на территорию хевов. Иными словами, правительство в своём первоначальном виде являлось военной коалицией, а либералы несли неизгладимое клеймо партии, до самого последнего момента продолжавшей сопротивление военным приготовлениям, партии, которая всю свою историю совершенно не скрывала глубоко укоренившееся презрение к вооружённым силам и основополагающие политические взгляды которой в течение десятков лет являлись изоляционистскими и направленными на внутренние социальные вопросы. Премьер-министр военного времени просто не мог выйти из рядов либеральной партии баронессы Нового Киева. Он мог бы появиться из рядов либеральной партии Кэтрин Монтень, однако эта партия в то время ещё не существовала.

То, что либеральная партия являлась также и единственным членом коалиции с значительным представительством в Палате Общин, тоже имело значение. Поскольку премьер-министр не мог быть выдвинут из членов этой партии, он должен был принадлежать или к Ассоциации Консерваторов (которая не была представлена в Палате Общин вообще) или к прогрессистам (которые за время войны понесли такие потери на выборах, что практически не имели представительства в Палате Общин). То, что в рядах АК состоял Яначек, с его опытом руководства Адмиралтейством, и что Ассоциация традиционно выступала в поддержку военных расходов (хотя, в первую очередь, для поддержания изоляционизма Звёздного Королевства), открывало Высокому Хребту прямую дорогу в премьер-министры военного времени. То, что он, используя секретные досье, очень практично занимался вымогательством (вне зависимости от того, сможет ли суд это доказать) означало также, что у него имелись тесные связи с отдельными членами Палаты Лордов, а это в свою очередь означало, что когда дело дошло до распределения правительственных постов среди членов вновь сформированной коалиции, он мог рассчитывать на “добровольную поддержку” достаточно многих из независимых пэров (и, кстати, со стороны достаточно многих либералов и прогрессистов тоже), чтобы дать ему реальный контроль над наибольшим единым пулом голосов в Палате Лордов, какие бы формальные “партийные” рамки при этом не нарушались.

После возобновления боевых действий, уничтожения досье Юнга и массового вытаскивания на обозрение публики грязного политического белья — и множества предъявленных и доведённых до суда обвинительных актов — Ассоциация Консерваторов, по сути дела, скончалась на месте. Несомненно, через некоторое время сформируется другое объединение аристократов с аналогичными идеями, однако желающих связать своё имя с “замаравшимся” правительством Высокого Хребта или совершенно дискредитированной Ассоциацией Консерваторов больше не имеется.

Ещё одним моментом, о котором не следует забывать при оценке расстановки мест в Кабинете правительства Высокого Хребта, является то, что хотя коалиция была первоначально сформирована в качестве правительства военного времени, она никогда не воспринималась членами коалиции в таком качестве. Даже при том, что после убийства Кромарти бои всё ещё продолжались, всем было совершенно очевидно, что технологическое преимущество Звёздного Королевства настолько велико, что победа, в сущности, неизбежна. Единственным существенным вопросом был вопрос о том, насколько суровым будет разгром Народной Республики, а не о том, будет ли она побеждена вообще. По сути дела, даже при том, что поддержавшие коалицию пэры должны были найти на пост премьер-министра человека с мандатом на ведение войны (собственным, или полученным благодаря соратнику по партии), на самом деле заботились они не об этом. Они уже думали о послевоенном времени и со всей волей и решимостью готовились сопротивляться атаке, которую, как они знали, Кромарти и Елизавета планировали начать против контроля Палаты Лордов над бюджетом, а независимо от того, что можно было сказать насчёт Высокого Хребта, нет абсолютно никаких сомнений относительно его позиции по вопросу защиты привилегий и власти аристократии. На самом деле, в данном конкретном аспекте большинство членов коалиции доверяли ему намного больше, чем баронессе Нового Киева. Это также сыграло значительную роль в решении, кто именно должен занять какое место в Кабинете министров.

Перевод с английского: Uglydragon