Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Уточнение вопроса об Эриданском Эдикте

Вопрос:

В ходе обсуждения возможностей использования “Аполлона” и противодействия ему, вслед за дискуссией о применении “Аполлона” для уничтожения целей из-за гиперграницы, возникло утверждение – цитируем – “Флот, мстящий за уничтожение планеты НЕОТРАЗИМЫМ ЗАЛПОМ “АПОЛЛОНА”, системе, первой допустившей нарушение Эдикта, полностью оправдывается Эдиктом как наносящий ответный карательный удар.”

Ответ:

Окей, процитированная часть вопроса говорит мне, что всё ещё имеется фундаментальное непонимание того, для чего предназначен Эриданский Эдикт и что он в действительности гласит.

Прежде всего, задача Эдикта заключается в том, чтобы предотвратить практику уничтожения населения планет, независимо от мотивов военной целесообразности, фанатизма или мести. Эдикт совершенно не касается вопроса о том, по каким мотивам кто-то мог бы желать истребить планетарное население и признаёт, что во вселенной, располагающей термоядерным, кинетическим, биологическим, химическим, нанотехнологическим и даже (по крайней мере потенциально) генетическим оружием, “злодеяния” неизбежны независимо от того, кто пытается их предотвратить. Эдикт ставит задачу ограничения ударов по обитаемым планетам, влекущим за собой массовые жертвы; его создатели не были настолько глупы, чтобы предполагать, что можно надеяться исключить такие удары вообще.

Как я уже сказал раньше, Эриданский Эдикт во Вселенной Хонор очень похож на то, чем являлись общепринятые в Европе 18-19 столетий “законы войны”. Европейские войны предыдущих двух веков, особенно вёдшиеся в 17-м веке на территории Германии, были отмечены повсеместными разрушениями, резнёй, злодеяниями и почти всеми видами зверств, какие только можно вообразить. В последовавший за этим период национальные государства и армии Европы разработали общепринятый “кодекс поведения” при ведении военных действий. Этот кодекс, эти “законы войны” пытались наложить ограничения и установить правила. К примеру, вам разрешалось делать по отношению к гражданскому населению ваших собственных “мятежных провинций” то, чего не разрешалось делать в отношении гражданского населения на чужой территории. (Это, кстати, было тем аргументом, который Уильям Шерман – фу! позор! – выдвинул лицам, возражавшим против его действий во время небольшого марша через Джорджию и Южную Каролину. С его точки зрения эти штаты являлись “мятежными провинциями” и это означало, что он должен был руководствоваться другими правилами. Так как его сторона одержала победу, то его интерпретация в окончательном итоге тоже взяла верх.)

Специфическим “законом” того времени, во многих отношениях служащим предшественником Эриданского Эдикта, являлось правило “безнадёжного положения”. По существу, “безнадёжное положение” означало брешь в обороне крепости или укреплённого города, через которую осаждающие могли совершить решающую атаку. По сути дела это означало, что положение осаждённых стало совершенно безнадёжным, если только дружественная полевая армия не смогла бы деблокировать их до того, как вышеупомянутая решающая атака могла быть организована и начата. Они могли быть способны к дальнейшему сопротивлению и причинить осаждающим дополнительные потери, возможно тяжёлые, но в конечном итоге не могли надеяться удержать свои позиции. Когда создавалось подобное положение, то согласно “законам войны” осаждённые должны были сдаться, а осаждающие были обязаны гарантировать им благородное обращение и позволить им капитулировать на разумных условиях. Всё очень цивилизованно.

Но если осаждённые отказывались сдаться после того, как оказались в “безнадёжном положении”, то атакующие имели полное право не давать им пощады и после того, как крепость была в конце концов взята, казнить их всех. В случае укреплённого города, продолжавшего сопротивление после момента, когда его “требовалось” сдать согласно принципу “безнадёжного положения”, атакующие имели полное право разграбить город, наряду со всем сопутствующим этому насилием, убийствами и прочими злодеяниями. Это оправдывалось тем обстоятельством, что продолжение сопротивления не могло оказать влияния на конечный исход осады или атаки – крепость должна была пасть – и что единственная цель продолжения осаждёнными сопротивления могла заключаться лишь в нанесении нападающим максимально возможного урона.

Эриданский Эдикт имеет пункты, схожие с правилом “безнадёжного положения”. По сути дела, Эриданский Эдикт гласит, что никакая звёздная нация не имеет права на массовое и необоснованное уничтожение гражданского населения с использованием любого оружия массового поражения. Фактические формулировки Эдикта чётко ориентированы на атомные или кинетические удары, однако он более направлен на задачи и предназначение оружия, а не на его реальные характеристики, за исключением тех характеристик, которые могут определить… контролируемость его зоны поражения.

Согласно действующему межзвёздному законодательству, термин “массовое и необоснованное уничтожение” имеет совершенно определённое значение.

Термин “массовое” означает жертвы среди мирного населения, превышающие “сопутствующие потери”, связанные с законными военными действиями, определёнными действующими во Вселенной Хонор “законами и обычаями ведения войны”. Термин “необоснованное” означает, что эти потери были нанесены преднамеренно, или что не были предприняты направленные на их предотвращение разумные предосторожности. Эриданский Эдикт не воспрещает применение “оружия массового поражения” против планет. В действительности он устанавливает пределы, в которых это оружие может использоваться.

Прежде всего, оно может использоваться нападающим, контролирующим околопланентное космическое пространство. Таким образом, совершающая набег эскадра, врывающаяся и проходящая около планеты в пределах досягаемости своего вооружения, а затем удирающая от появившейся подмоги, которая может надрать ей задницу, не может, пролетая мимо планеты, всадить в неё несколько ракет, не нарушая Эдикта. Прежде чем атакующий может обстреливать цели на поверхности планеты, должно быть ясно, что планета не имеет никакой перспективы на получение немедленной помощи и что атакующие, если они этого желают, способны высадить ударные силы на поверхность планеты. В таком случае нападающие имеют право потребовать от планеты капитуляции под угрозой бомбардировки из космоса. Если обороняющиеся не желают сдаваться, то атакующие имеют право использовать бомбардировки для уничтожения определённых военных целей вместо того, чтобы высадить свои ударные силы и нести потери, стараясь захватить эти цели пехотой или бронированными единицами в попытке предотвратить потери среди мирного населения.

Военные цели, являющимися законными кандидатами на бомбардировку, ясное дело, также подразделяются на строго ограниченные категории. Они могут являться центрами руководства и управления, такими как планетарные военные и/или гражданские управленческие структуры и сооружения. Они могут являться тактическими позициями систем вооружения или местами концентрации войск. Они могут являться имеющими военное значение гражданскими коммуникационными структурами. Тем не менее, все они обязаны иметь непосредственное тактическое применение и потенциал.

Это означает, что ракетная батарея планетарной обороны, где бы она ни располагалась, является законной целью. Согласно Эриданскому Эдикту, обороняющиеся не могут разместить ракеты посреди Центрального Парка Нью-Йорка, чтобы уберечь их от атаки. Если там есть ракеты, то они законная цель для атаки. Точно также, если две танковые дивизии закрепляются для обороны Нью-Йорка и их командир отказывается сдаться, то они становятся законной целью. Белый Дом в Вашингтоне, округ Колумбия, являлся бы законной целью, точно так же, как и Пентагон, в следствии их функций руководства и управления. Гражданская электростанция, используемая для обеспечения электричеством систем вооружения, или сенсоров, или установок радиоэлектронной борьбы также являлась бы законной целью. Однако завод, выпускающий ракеты, но не имеющий никаких возможностей их запуска, законной целью не будет. поскольку не представляет непосредственной тактической угрозы находящемуся на околопланетной орбите флоту или ударным группам, которые могут быть высажены, чтобы овладеть заводом. Точно также орбитальная бомбардировка экономической и промышленной инфраструктуры планеты не может быть оправдана согласно Эдикту, равно как и “демонстративные удары” по населённым пунктам с целью устрашить и привести к повиновению остальную часть планетарного населения.

Обратите внимание, что конкретный характер используемого оружия в очень существенной степени не имеет реального значения. Разумеется, применение некоторого оружия, в силу невозможности надёжного ограничения зоны его поражения, будет с большей вероятностью считаться нарушением Эдикта. Использование нейротоксина против конкретной законной цели (вроде, скажем, дворца, в котором могли бы находиться монарх и военный главнокомандующий враждебной звёздной нации) не будет считаться нарушением Эдикта, если он не сможет распространиться повсюду по городским окрестностям или чему-либо вроде того и привести к действительно массовым жертвам. Использование биологического оружия – скажем, сибирской язвы или вируса Эбола – весьма вероятно сочли бы нарушением Эдикта, поскольку оно может распространиться далеко за пределы непосредственной законной военной цели на гражданское население в целом. Говоря иначе, применение биологического или химического оружия против Белого Дома, уничтожившее всё в районе, ограниченном М-стрит на севере, Морской авеню на юге, автострадой Потомак Ривер на западе и 9-й улицей на востоке, не будет считаться нарушением Эдикта, однако использование оружия, захватившее помимо этого город в целом и может быть распространившееся за его пределы по направлениям к Балтимору, Фредериксбергу и так далее, являлось бы.

Указание Эриданского Эдикта о “необоснованности” предназначено для того, чтобы воспрепятствовать людям говорить “Ой!” после “случайного” нанесения ущерба, которое в противном случае Эдикт бы предотвратил. Эдикт требует, чтобы атакующий предпринял меры для предотвращения “инцидентов” и предполагает, что если таковой “инцидент” всё же происходит, то должные меры предосторожности не были предприняты. В таком случае на нападающего возлагается вина в преднамеренной атаке и Эдикт вступает в силу. Это означает, что даже если нападающий контролирует околопланетное пространство и предложил планете капитуляцию (как и предписано Эдиктом) и выбрал для бомбардировок определённые законные военные цели, он должен быть чертовски уверен, что его “законная” бомбардировка не вышла из под контроля и не привела к дополнительной массовой гибели гражданских. Это единственная причина, по которой все продолжают так беспокоятся насчёт использования МДР в окрестностях обитаемых планет. Если вы облажались и попали, пусть даже случайно, этим печально известным своей неточностью “оружием массового поражения” в крупный населённый пункт обитаемой планеты, то вы не предприняли “должные меры предосторожности” и вы, друг мой, являетесь нарушителем Эдикта.

Что касается Эриданского Эдикта, то согласно нему нацеленные на геноцид удары возмездия всегда подпадают под категорию “массового и необоснованного” уничтожения жизни. Эриданский Эдикт не утверждает, что должно быть уничтожено всё мирное население планеты, правительство и/или вооружённые силы которой нарушили Эдикт. Он гласит, что политическое руководство, санкционировавшее удар, и вооружённые силы, которые его выполнили, будут считаться ответственными за него и казнены. Правительство, которое санкционирует такое нападение, будет расформировано как правительство – после казни некоторых непосредственно причастных политиков – и заменено каким-либо другим. Вооружённые силы, выполнившие подобное нападение, будут расформированы как вооружённые силы – после казни военнослужащих, отдавших приказ и непосредственно выполнивших нападение – и в некоторый отдалённый момент в будущем могут быть заменены чем-то иным. Тем не менее, с точки зрения морали Эриданский Эдикт не может оправдать уничтожение всего гражданского населения, подавляющее большинство которого вероятно не имело никакого прямого отношения к подвергаемому наказанию нападению, поскольку Эдикт нарушило его правительство.

Итак, если планетарное правительство и его вооружённые силы отказываются сдаться после того, как прибывший для осуществления Эриданского Эдикта флот контролирует околопланетное космическое пространство, то этот флот имеет право – согласно Эдикту – делать всё вышеописанное. И, пожалуйста, обратите внимание на то, что любой центр руководства и управления правительства и/или вооружённых сил нарушителя является “законной” военной целью. Таким образом, продолжая использовать американские примеры, если бы правительство США было виновно в нарушении Эриданского Эдикта и отказалось сдаться, Вашингтон, округ Колумбия, несомненно был бы законной военной целью. Если бы Вашингтон был разрушен, а американское правительство переместилось в Чикаго, продолжило осуществлять управление из этого города и продолжило отказываться от капитуляции, то законной военной целью стало бы Чикаго. И так продолжалось бы до тех пор, пока признанное правительство США продолжало бы существовать и осуществлять управление на территории Соединённых Штатов. В теории (которая практически наверняка окажется правильной), к тому времени, как атакующие доберутся до уничтожения в качестве “законной военной цели”, скажем, Эванстона, штат Индиана, поскольку он стал местом пребывания правительства, выжившее население Соединённых Штатов прекратит повиноваться распоряжениям отказывающихся сдаться сумасшедших и начнёт выбрасывать белые флаги. К этому моменту, наверное, следовало бы ожидать, что то же самое уцелевшее население схватит и свергнет всех выживших членов ответственного за нарушение Эдикта правительства. (Предполагая, что кто-нибудь из них не будет линчеван своими соотечественниками.)

Причина, по которой я так подробно разъясняю Эдикт, заключается в том, что я подозреваю, как уже сказал, что должно быть совершенно очевидно, что удар возмездия по планете описанного выше вида согласно Эдикту никак не может быть оправдан. Конечно, наверное в любом случае стоило устроить это более полное и более подробное обсуждение Эдикта.

Как я знаю, была дискуссия о том, что произошло бы с Эдиктом, если бы Солнечная Лига, его традиционный исполнитель, испытала бы потрясение и распалась. Несомненно, никто в настоящий момент не может знать, произойдет ли это (Тум-те-тум-те-тум), но представляется вероятным, что этот конкретный “закон войны” является настолько жизненно важным для сохранения цивилизации во вселенной, владеющей оружием, доступным во Вселенной Хонор, что кто-то должен был бы вызваться обеспечить его соблюдение, даже если это потребует взаимного соглашения между враждующими звёздными нациями. Иначе на повестке дня практически наверняка встанут межзвёздные Тёмные Века, не правда ли?

Перевод с английского: Uglydragon