Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Основы мантикорской изобретательности

Привет, парни…

Это своего рода дар Ричарду Эрншоу. Сейчас он лежит в больнице* [инфодамп появился когда Ричард Эрншоу еще был жив – прим.перев.], из которой, надеюсь, вскоре вернётся, однако прежде чем лечь туда, он послал мне письмо по электронной почте, в котором сообщил, что на форуме вновь возник вопрос о том, почему Мантикора “как кажется, всегда новатор”.

Насколько я понял из сказанного мне Ричардом (сам я старательно избегал форума, тем более, что – о ужас – опубликована предварительная редакция [книги “Любой ценой”]), поднятые вопросы включают в себя:

(1) Почему Мантикора пока что лидирует во всех аспектах НИОКР* [научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок] и прикладной технологии?

(2) Почему Мантикора, как кажется, всегда оказывается стороной, внедряющей инновационные тактику и оперативные концепции, которым все остальные рабски подражают?

(3) Почему, хотя сами манти ранее несколько раз отмечали, что основные андерманские технологии не слишком уступают их собственным, андерманские корабли и вооружение в “Любой ценой” уступают не только мантикорской, но даже и хевенитской технике?

(4) В связи с вышесказанным, почему андерманский флот не был больше и почему андерманцы не улучшили свою технологию и общую боеспособность более радикально, учитывая достижения манти и хевов?

(5) Даже принимая то, что ФСЛ придерживается зашоренного образа мыслей, нет ли в Солнечной Лиге некоторых частных оружейных фирм или исследовательских групп, работающих над тем, чтобы что-нибудь сделать с техническим отставанием Лиги от Мантикоры.

Я уже ответил на некоторые из этих вопросов в письмах, которые, как я верю, Джо Бакли (а теперь наверное и Леон Брукс [Вселенная Хонор Дэвида Вебера логин/пароль samantha/berry, есть поиск – прим. редактора]) достаточно любезно сохранил для всех вас. Некоторые из моих прежних пояснений могут требовать небольшого уточнения для того, чтобы полностью ответить на заданные вопросы, и я не совсем уверен – я не проверял, чтобы убедиться – действительно ли я давал пояснения ранее по всем из них или нет. Так что давайте рискнём разобраться.

Я знаю, что пояснял ранее причины технического превосходства Мантикоры надо всеми остальными, но давайте вернёмся к этому еще раз.

Мантикора является меритократией* [от лат. meritus — достойный, заслуженный и греч. kratos — власть; букв. власть, полученная за заслуги, или власть достойных.], крайне состоятельной, являющейся “морской державой”, традиционно состоящей из одиночной звёздной системы с относительно низкой плотностью населения, и 70 с лишним лет назад осознавшей, что в конечном итоге будет втянута в войну против Народной Республики Хевен. Итак, давайте рассмотрим каждый из этих моментов по отдельности.

(A) Мантикора, несмотря на аристократическую политическую систему, в основе своей является откровенной меритократией. Люди с заслугами и способностями могут подняться настолько высоко, насколько их способны поднять талант и трудолюбие. В этом обществе достижение успеха, неважно, профессионального ли, экономического или академического, является залогом роста статуса, богатства, признания и власти, в особенности для людей, не родившихся аристократами. А такие люди, даже на Мантикоре, составляют подавляющее большинство населения. Мантикора также является звёздной нацией, правящая династия которой обладает значительной властью и целенаправленно придерживается политики решительной поддержки базового образования и научно-технического прогресса. Эта политика проводилась задолго до превращения Республики Хевен в Народную Республику Хевен, и является частью того, что создало “врождённый склад ума” всего общества. Иными словами, это общество, которое всегда думало о способах сделать что-то лучше, а не примирялось со способами сделать это удовлетворительно. Им не интересно просто делать что-то “лучше всех”; им интересно найти способ сделать дело лучше, чем они уже его делают.

(B) Мантикора непотребно богата. В мантикорской экономике масса денег, причём множество денег находится в руках частных предпринимателей в обществе, которое (как мы только что рассмотрели выше), искренне привержено неуклонному развитию технологии и НИОКР, также, в немалой степени благодаря плате за транзит через Мантикорскую Туннельную Сеть, много средств находится в руках мантикорского правительства. Если вы располагаете массой средств, которые только и ждут, чтобы их куда-нибудь инвестировали, что наряду с традицией поддерживать/выискивать новшества и поддержанное открытием/осознанием того, что непрерывно улучшающаяся технология является замечательным источником дополнительного богатства, то прикиньте, куда пойдёт масса этих инвестиций. Более того, как только какое-либо официальное лицо принимает решение, что настало время целенаправленно продвигать определённую технологию или финансировать определённые направления НИОКР, поскольку это соответствует национальным интересам, то для обеспечения этого финансирования имеется множество денег.

(C) Мантикора является “морской” империей. Я понимаю, что любое состоящее из нескольких звёздных систем политическое образование Вселенной Хонор формально является эквивалентом морской империи, поскольку единственным способом добраться от одной системы к другой является полёт на межзвёздном корабле. Тем не менее, существует огромная разница между тем, чтобы быть морской империей и просто владеть несколькими торговыми судами, ходящими под национальным флагом. Точнее говоря, из всех отдельных звёздных наций Мантикора владеет наибольшим торговым флотом после самой Солнечной Лиги. Её торговый флот огромен. Он намного, намного больше флота Республики Хевен. По сути дела, он намного больше вместе взятых торговых флотов Республики Хевен, Андерманской Империи, Эревона, Мидгарда, Асгарда и Силезской Конфедерации, с добавлением ВСЕХ торговых судов, зарегистрированных в Скоплении Талботта. Народ, мы ведём речь о действительно огромном торговом флоте. Это обстоятельство, наряду с наличием туннельной сети (которая, по сути дела, является причиной, по которой Мантикора имеет столь огромный торговый флот), является фундаментом мантикорского богатства, политической мощи, промышленной инфраструктуры и военной силы. Более того, опора Звездного Королевства на размеры и мощь своего торгового флота неизменно признавалась всевозможными мантикорскими правительствами, вне зависимости от преобладавших в этих правительствах политических партий, и политика защиты и дальнейшего расширения этого флота проводилась последовательно, вне зависимости от того, кто находился у власти. Некоторые политические партии были в этом усерднее других, но все они следовали этой политике со схожими результатами. После нескольких веков это стало в Звёздном Королевстве по сути дела рефлексом. И вот, когда вы располагаете подобным торговым флотом, это влечёт для вас некоторые последствия.

С одной стороны, манткорские торговцы-космонавты видят (и предоставляют отчёты, записи и новости) практически всё где-либо происходящее в галактике. Народ, они везде и повсюду. Это, кстати, одна из причин, по которым солли так сильно недовольны Звёздным Королевством. Куда бы они ни взглянули, повсюду виднеется сующее нос не в свои дела и вообще путающееся под ногами мантикорское торговое судно. Кроме того, мантикорское правительство – и в особенности его спецслужбы – всегда признавало разведывательный потенциал своего торгового флота. Это особенно верно, учитывая, сколько торговцев-космонавтов ЗКМ являются отставниками или резервистами КФМ. По сути дела, весьма значительный процент офицерского состава мантикорского торгового флота укомплектован “подготовленными наблюдателями”, которые с намного большей вероятностью осознают значение, в особенности военное, того, что они видят. Вспомните наблюдения Бахфиша, переданные им Хонор в книге “Война Хонор”. Это пример типичного предоставляемого в РУФ доклада, по крайней мере в период, когда у РУФ имеется компетентное руководство.

Однако не только правительство осознаёт предоставляемые вездесущностью мантикорского торгового флота выгоды. Их осознают и частные предприятия. Наблюдения за технологиями других наций, их сильными и слабыми сторонами и тому подобными вещами стекаются в штаб-квартиры большинства крупнейших – и практически всех самых успешных – мантикорских торговых и промышленных картелей. Эти компании ведут собственные программы НИОКР, которые подпитываются докладами и образчиками иностранных технологий, постоянно приносимыми им огромным торговым флотом. И следует помнить, что если Хевен вёл относительно небольшую прямую торговлю с Солнечной Лигой и то же самое было совершенно верно в отношении Андерманской Империи, то Мантикора обслуживала практически всю Лигу через паутину туннельных сетей и терминалов, которые она контролирует или к которым имеет доступ. Я заявил, что манти видят всё и имел в виду именно это. Однако столь же существенно, что анди и хевы всего не видят. Они испытывают недостаток кругозора в отношении всей палитры технологических концепций и понятий, повседневно готовой к услугам манти. Да, кстати, судя по словам Ричарда, некоторые читатели жаловались, что хотя Мантикора является морской империей, анди тоже ею являются. Ну, это и верно и не верно. Андерманский торговый флот крохотен по сравнению с мантикорским и большая часть андерманской межзвёздной торговли ведётся с Силезией, самой Мантикорой, Асгардом и Мидгардом. Большая часть грузоперевозок при торговле с Мантикорой транспортируется мантикорскими судами, а не андерманскими, поскольку использовать очень большой и гибкий мантикорский торговый флот намного дешевле и легче, чем возить андерманскими судами.

Точно также, основными требованиями защиты торговли для Республики Хевен (как и Народной Республики Хевен до неё) являлась защита внутренней торговли. Хевен не испытывал обеспокоенности в защите своей торговли в таких дальних регионах как Силезия или Андерманская Империя по той простой причине, что не вёл торговлю в таких масштабах, чтобы это заслуживало внимания. То же самое, хотя и в меньшей степени, верно и для андерманцев. Большая часть андерманских усилий по защите торговли сконцентрирована на борьбе с пиратством в Силезии, которое едва ли является значительным технологическим вызовом, да и для хевенитов угрозы при защите внутренних перевозок были не больше. Мантикорцы же, со своей стороны, были вынуждены для защиты своей торговли создавать замысловатые схемы и непрерывно сталкиваться с необходимостью иметь дело с угрозами, превосходящими те, с которыми сталкивались андерманцы или хевениты. Иначе говоря, “национальные торговые флоты”, с вашего позволения, андерманцев и хевенитов менее критичны для их выживания, менее крупны и сталкиваются с менее сложными/проблемными условиями работы. Таким образом, и выгоды, приносимые мантикорским торговым флотом, и проблемы, которые представляет его защита, намного менее применимы к андерманцам и хевенитам, нежели к Звёздному Королевству.

(D) Основной ахиллесовой пятой Мантикоры всегда являлись не богатство или технический потенциал, а простая физическая ограниченность Звёздного Королевства. К примеру, можно было бы предположить, что, располагая столь огромным торговым флотом, Звёздное Королевство будет располагать столь же завидным резервом обученных космонавтов, которых можно было бы призвать на военную службу. К сожалению, Мантикора не может позволить себе массово призывать их. Звёздное Королевство обязано поддерживать торговый флот активным и действующим для того, чтобы питать свою экономику, и без экономической мощи Звёздное Королевство наверное было бы не в состоянии противостоять такому противнику, как Хевен. Так что Бюро Кадров должно быть чрезвычайно осторожно, планируя призыв торговых космонавтов.

Кроме того, Звёздное Королевство традиционно не обладало стратегической глубиной вроде той, которой располагают нации вроде Республики Хевен или даже Андерманской Империи. Со всех точек зрения имелась лишь одна звёздная система, являвшаяся не просто сердцем, но всем Звёздным Королевством в целом. Если бы система Мантикоры была захвачена, то Звёздного Королевства больше не было бы, что является причиной, по которой манти всегда были столь стратегически чувствительны к необходимости не оставлять без прикрытия критические системы и использовать Сеть для того, чтобы держать эквивалент “сил быстрого реагирования” на Звезде Тревора. По сути дела доказуемая слабина в мантикорском стратегическом мышлении – даже у Хэмиша Александер-Харрингтона и его младшей жены – заключается в том, что в своих базовых стратегических посылках всё Звёздное Королевство придерживается оборонительного уклона. Несмотря на продемонстрированный талант к наступательным операциям, несмотря на операцию “Лютик” и несмотря на успешные наступления Белой Гавани даже до наступления революции в применении носителей подвесок это является неизменным фактором военного планирования Звёздного Королевства, которое крайне сосредоточено на абсолютной необходимости защиты домашней системы, поскольку на протяжении многих веков она была единственной системой, которой обладало Звёздное Королевство. И здесь стоило бы отметить, что это уклон, с которым всецело соглашается Грейсон. В действительности, Грейсон его полностью разделяет, в очень немалой степени из-за долгой истории холодной и горячей войны с Масадой и Истинными.

Учитывая категорическую необходимость защитить Сеть и домашнюю систему (помните все эти форты около терминала в начале серии?), а также то, что мантикорцы не могут изымать большое число обученных космонавтов из торгового флота без риска нанести ущерб экономическому механизму, являющемуся единственным, что могло сделать их выживание возможным, и учитывая, наряду со всем этим, сами размеры (хоть и не эффективность) хевенитской промышленной структуры, для Мантикоры с самого начала было очевидно, что она не сможет победить Хевен, если боеспособность меньшего числа кораблей, которые она могла бы построить, не будет значительно выше боеспособности более многочисленных противников, с которыми они столкнутся. Короче говоря, для мантикорцев было абсолютно необходимо достижение качественного превосходства, поскольку добиться количественного превосходства они не могли.

Это означает, что правительство звёздной нации, частный сектор которой уже сильно предрасположен в пользу новаторства и технического прогресса, столкнулось с ситуацией, в которой было важно не просто сохранять техническое преимущество над другой стороной, а наращивать это преимущество настолько быстро (и безжалостно), насколько только возможно. Звёздное Королевство Мантикора не жаждало схватки между “малышом и великаном”; не жаждало схватки между “мелким ниндзя обожравшимся допингом и большим нетрезвым парнем”. На протяжении почти семи десятилетий Звёздное Королевство Мантикора сознательно проводило политику усиленного проведения НИОКР, на которые бросалось обильное финансирование, масса материальных ресурсов и выделялись наилучшие люди. На самом деле приоритет, присвоенный НИОКР в Королевском Флоте Мантикоры, по меньшей мере эквивалентен приоритету реального строительства кораблей.

Это являлось политикой КФМ ещё до того, как действительно началась война с Хевеном, а весь ход этой войны лишь подтвердил мудрость такой довоенной политики. Мантикорцы видели осязаемое доказательство того, что время, которое они потратили, преклоняясь пред алтарём технического прогресса, было единственной причиной их выживания. На самом деле, одной из причин того, что Адмиралтейство Яначека было настолько уверено в отношении своего технического превосходства, было то, что врождённое высокомерие Ассоциации Консерваторов (и её необоснованная вера в превосходство своих членов просто потому, что они придерживались того, что выбрали их предки) подпитывалось продемонстрированной изощрённостью мантикорской технологии. Точно также, как “магия” их “чистой крови” являлась основанием их врождённого и естественного превосходства над “простолюдинами” Звёздного Королевства, технологическое превосходство являлось основанием их врождённого, неизменного и неоспоримого превосходства над “отсталыми” хевами. И даже при всём том, что они провалились в оценке того, какая технология стала доступна хевенитам, она продолжали финансировать собственные исследовательские усилия. Это единственная причина, по которой в книге “Любой ценой” были возможны “Омела” и “Аполлон”, однако то, что они, несмотря на дарованное им Богом превосходство над Республикой, продолжали финансировать собственные НИОКР только придавало им уверенности в том, что Хевен не сможет скомпенсировать это превосходство.

(E) Однако, если вышеизложенное объясняет, почему манти относились к НИОКР почти со своего рода полурелигиозным фанатизмом, то почему так не поступил кто-либо ещё (по крайней мере из тех, кого мы видели в книгах)? Хорошо, давайте разберемся.

Хевен знал, что технологически уступает Мантикоре, однако не осознавал, насколько сильно. Как я уже заметил в другом месте, хевенитские разведслужбы и во времена Законодателей, и при Комитете общественного спасения имели склонность думать о политике, а не о технике. Разведка Флота знала о разрыве между возможностями Народного Флота и Звёздного Королевства намного больше, но даже она не осознавала, насколько огромен был разрыв. Мантикора понимала это лучше хевов, но даже она была несколько поражена степенью своего превосходства в некоторых областях. Причина этого в том, что Хевен являлся огромной шаткой межзвёздной конструкцией с крайне слабой системой образования, вся экономика (и наука) которой находилась под жёстким контролем глубоко укоренившейся бюрократии, для которой перемены были равноценны угрозе. Учитывая размеры своего численного превосходства и провал в оценке истинных масштабов технического разрыва между своими возможностями и возможностями Звёздного Королевства и поскольку собственные возможности НИКОР были сильно ограничены (и экономически, и качеством разработчиков, поставляемых кастрированной системой образования Хевена), едва ли удивительно, что Хевен совершенно не являлся новатором. Он закупил имеющуюся в наличии технику у других звёздных наций, в особенности у Солнечной Лиги, и был вдобавок склонен покупаться на мнение солли об их техническом превосходстве над остальной частью освоенной вселенной. Так что Хевен имел только крайне ограниченные возможности проведения собственных НИОКР и в любом случае не ощущал никакого огромного давления в пользу усовершенствования имеющихся технологий.

Андерманцы были более убеждены в потребности в технических инновациях, а их разведслужбы были более осведомлены о том, что мантикорская техническая база устойчиво расширялась, превосходя хевенитскую и, в дальнейшем, заодно и имперскую. Однако, несмотря на превосходство андерманских разведслужб во многих областях, они сталкивались с тем, что Мантикора наряду с признанием необходимости напряжения собственных исследовательских усилий также признала и соответствующую потребность сохранения в секретности военной техники, являвшейся плодом тех усилий. Иными словами, одной из причин, по которым Хевен был столь неосведомлен о прогрессе в возможностях КФМ, был поддерживаемый манти почти фанатический уровень секретности. (Хорошей аналогией из истории Второй Мировой Войны будет факт успешного сохранения японским флотом секретности в отношении истинных характеристик торпеды “Лонг Лэнс”. Соединённые Штаты не имели понятия о реальной дальности, скорости и весе боезаряда “Лонг Лэнса”, что в первые два года войны обошлось чрезвычайно дорого.) Однако те же направленные против Хевена меры секретности воспрепятствовали и андерманцам проникнуть в тайны, которые Мантикора желала сохранить. Андерманцы добились в этом деле намного большего, чем Хевен, но не следует понимать это так, что они преуспели. Лучшее чем “ничтожное” не обязательно означает “хорошее”. Основной уровень андерманского военного потенциала в период, скажем, за 10 лет до времени действия книги “Честь королевы”, был вполне сравним с мантикорским. (Сами манти имели склонность несколько переоценивать возможности андерманцев, поскольку во многих случаях оглядывались на собственные усилия и полагали, что андерманская технология лучше, чем была в действительности.) Андерманская технология обеспечения малозаметности была очень хороша. Также андерманцы были в очень хороши в вопросах управления огнём. Однако они не имели представления ни о том, что манти собирались вводить сверхсветовую связь, ни о какой-либо из технологий “Призрачного Всадника”. В этом отношении разработка и внедрение Альянсом новых подвесок и МДР явилось для андерманцев такой же неожиданностью, как и для Хевена.

Иначе говоря, гигантский всплеск в прикладной технологии – реально существующей техники, воплотившей итоги инвестиций десятилетий мантикорских НИОКР – необычайно увеличил разрыв между довоенными андерманскими возможностями и уже пошедшими в серию возможностями КФМ. Так что андерманцы, также как и Хевен, оказались в положении догоняющего. Однако андерманцы не располагали тайным доступом к технологии Лиги, который сумел обеспечить Комитет общественного спасения. Они не сумели улучшить свою созданную дома технику тем же самым способом, что и Хевен, но они располагали лучшим потенциалом собственных возможностей ведения НИОКР, который они и задействовали.Без преимущества наличия захваченных компонентов мантикорского оборудования или импульса от импортирования технологии Лиги они должны были создавать собственные образцы новых систем вооружения, а исходная ограниченность их базовой технологии привела к тому, что некоторые из их вооружений оказались менее чем оптимальными. К примеру, их технология однодвигательных ракет была существенно улучшена, но лишь за счёт создания более крупных однодвигательных ракет. Однако когда андерманцы собрались создавать первое поколение своих МДР, они столкнулись с тем, что не в состоянии воспроизвести ни новые мантикорские миниатюрные термоядерные реакторы, ни сверхёмкие накопители манти. На самом деле, накопители, которые они могли производить, были в действительности несколько крупнее и более громоздки, чем те, которые могли изготавливать хевениты после того, как Хевен осознал необходимость крупных усовершенствований этой области техники и приобрёл наилучшее из того, что могли предоставить его источники в Лиге (не забывая при этом, что они должны были быть в состоянии изготавливать продукцию самостоятельно). Отсюда вытекает та проблема, что в начале книги “Любой ценой” андерманские МДР по своим характеристикам являются всего лишь эквивалентом мантикорской двухдвигательной ракеты Марк-16. Что, стоит отметить, тем не менее всё ещё радикально превосходит любые ракеты, состоящие на вооружении Флота Солнечной Лиги, даже теперь.

Также существенно то, что андерманцы, хотя и привыкли к мышлению в далеко идущем стратегическом и имперском стиле и осознавали угрозу, которую Народная Республика Хевен представляет в конечном итоге их империи, не рассматривали эту угрозу в качестве непосредственной. Андерманцы рассуждали так, что Мантикора должна будет быть проглочена прежде, чем хевы смогут нацелить своё внимание на Империю. Кроме того, андерманцы предположили (правильно, поскольку так и произошло), что хевы намного меньше интересуются попыткой завоевания Андерманской Империи, чем прибиранием к рукам наиболее доходных из систем Силезии. Хевенитские стратеги всегда признавали, что андерманцы будут крепким орешком и в ближайшей перспективе перенос усилий на захват сначала Мантикоры (и туннельной сети), а затем наиболее лакомых кусков Силезии будет значительно выгоднее, чем расходы по военному разгрому и захвату андерманцев. Это не означало, что в конечном итоге этого бы не произошло, и не означало, что андерманцы не расценивали хевенитскую угрозу собственным имперским, коммерческим и стратегическим интересам в Силезии как серьёзную. Это просто означало, что андерманское мышление не было сконцентрировано угрозой повешения по Сэмюэлю Джонсону, как мышление Звёздного Королевства. Андерманцы полагали, что ещё располагают временем и, наблюдая создание Мантикорского Альянса, осознавали, что наблюдают создание глубокой буферной зоны, защищающей их собственные границы и интересы. Именно поэтому андерманцы в течение всей Первой Хевенитской войны были столь неизменно “нейтральны в пользу Мантикоры”. Также поэтому они до Первой Хевенитской войны не строили большого флота. Теперь, после завершения Первой Хевенитской войны, и в особенности с учётом того, как именно она завершилась (а именно: операция “Лютик”, осознание эффективности носителей подвесок и МДР, эффективность использования гравитационно-импульсной связи для контроля и управления, новые ЛАКи и тому подобное), андерманцы развернули намного более энергичную программу нового строительства, учитывающего их собственные усилия в области НИОКР и то, что их разведслужбы сумели украсть – пардон, позаимствовать – из мантикорской и грейсонской техники, в тайны которой они сумели проникнуть. Именно отсюда появились первые андерманские носители подвесок, а также усовершенствование их компенсаторов, первые предварительные шаги к созданию собственной МДР, и вся остальная техника. Почему они стали строить намного больше, так это потому, что Королевский Флот Мантикоры – который всегда являлся традиционным, пусть и чрезвычайно мирным, соперником в Силезии, равно как и ограничителем андерманских амбиций там – стал чрезвычайно крупнее и намного мощнее, чем перед Первой Хевенитской войной. По сути дела, андерманцы пришли к выводу (практически как заключили и мантикорцы – или, по меньшей мере, правительство Высокого Хребта), что Республика Хевен более не является реальной военной угрозой. Это означало, что андерманцы вернулись к своим довоенным дипломатическим, политическим и военным позициям, что в свою очередь означало, что Звёздное Королевство Мантикора вновь изменило статус с “важной буферной зоны” на “традиционного соперника” и их собственные военные планы и возможности должны были быть соответствующим образом изменены.

Наверное мы должны бросить быстрый взгляд и на Грейсон, раз уж мы сейчас находимся неподалёку. Техническая база Грейсона доальянсовой эпохи была примитивной, но обширной. Что ещё более существенно, не следует путать понятия “примитивный” и “неинновационный”. Само существование Доктрины Испытания требует от грейсонцев постоянно “испытывать” лучшие способы ко всему. Инстинктивная реакция грейсонцев на проблему заключается в том, чтобы искать наилучшее решение. Это главный фактор фаустовского динамизма, успешного сотрудничества, последовавших за дозволением грейсонским исследователям полностью забраться в мантикорскую лавку с технологическими сластями. Грейсонцы… задают… вопросы. Всё время, повсюду, практически обо всём. И они ничуть не беспокоятся о возможности показаться глупыми, когда задают вопрос, на который уже кто-то ответил. Они просто принимают ответ, изучают его и, если находят его соответствующим, включают его в свой пакет концепций и движутся дальше. Но, как обнаружили мантикорцы, зачастую иная позиция, с которой грейсонцы подходят к вопросу, заставляет мантикорских исследователей, которые может быть слишком преданны “общепринятым” теориям, ответам и подходам, и самих взглянуть на вещи нестандартно и по-новому. Так, грейсонцы открыли дорогу к новым технологиям компенсаторов, однако испытывали нехватку собственных технических возможностей для развития нового потенциала. Мантикора, со своей стороны, вообще не рассматривала этот потенциал, поскольку манти не задали правильный наводящий вопрос. Но как только их внимание было привлечено к потенциальным возможностям, они разумеется же располагали технической инфраструктурой для того, чтобы их быстро реализовать. Это, по сути дела, было величайшим благом для Мантикоры, полученным от её союза с Грейсоном. Настолько многие из последних новшеств Королевского Флота Мантикоры родились, получили ускорение или просто поставлены на вооружение скорее по грейсонской инициативе, что можно было бы с полным основанием утверждать, что эти новшества были более важны – по крайней мере, до существующей сегодня ситуации – чем ничуть не малозначимое усиление в боевых кораблях, которое представлял сам Космофлот Грейсона.

Теперь, что насчёт Солнечной Лиги?

Ну, из моих прежних писем мы уже знаем – то есть я, по крайней мере, конечно же надеюсь, что мы уже знаем – почему Флот Солнечной Лиги имеет столь огромное врожденное слепое пятно там, где дело касается его традиционного превосходства. Лига в целом, однако, страдает от имеющих очень тяжкие последствия примеров заносчивой (и необоснованной) веры в собственное превосходство. Это явление не ограничено только окопавшейся в ФСЛ шайкой. Лига просто была столь велика, мощна и богата, что до сих пор практически никто не в состоянии представить себе ничего, способного это изменить.

Отдельные корпорации, транспортные компании, финансисты и прочие могут испытывать беспокойство насчёт торгового флота Звёздного Королевства и его доминировании на рынке перевозок Лиги, однако подавляющее большинство населения Лиги – и правящих Лигой бюрократов – примерно столь же обеспокоены тем, что могла бы сделать Мантикора, или же значением мантикорского превосходства в космосе, как современный средний американец балансом в торговле с Китаем. Американцы в целом вообще не тратят много времени, мучаясь над размерами дефицита в торговле с КНР. Большинство американских потребителей видят, что они получают дешёвые товары, что хорошо персонально для них, и всё. Американские рабочие, которые видят рабочие места (в том числе их собственные), исчезающие из-за наших [американских – прим. перев.] торговых отношений с Китаем – или, во всяком случае, верят, что их видят (поверьте мне, я не испытываю ни малейшего желания встать на чью-либо сторону в этой битве мнений!) – намного более обеспокоены торговым дисбалансом. Они желают применения защитных мер, несмотря на то, что такие меры заставят других потребителей (и, в таковом качестве, их самих) платить больше за товары, в настоящее время задёшево производимые в Китае.

Большинство солли, действительно задумывающихся относительно степени вовлечения Мантикоры в грузоперевозки внутри Лиги, считает это хорошим делом. Почему? Потому что мантикорские ставки фрахта одни из самых низких во всей Галактике. Чтобы конкурировать с мантикорскими транспортными компаниями, транспортные компании Лиги вынуждены уменьшать свои ставки фрахта, а это означает, что снижаются затраты на транспорт, то есть снижается и стоимость перевозимых товаров. Поэтому Мантикора значительной долей граждан Лиги воспринимается весьма полезной неоварварской звёздной нацией. Это не означает, что они обязательно думают о Мантикоре хорошо, ничуть не больше, чем покупка американцем для своего ребёнка плюшевого медведя с биркой “Сделано в Китае”означает им одобрение маоистского коммунизма. Это просто означает, что Мантикора оценивается скорее с точки зрения своей пользы, а не представляемой ею угрозы.

Однако это типично для отношения Солнечной Лиги к галактике, в которой она существует. Из-за своих огромных размеров и экономической и промышленной мощи Лига существует в “безопасной” вселенной. Она с абсолютной уверенностью знает, что никто не может угрожать её безопасности или главенствующему положению среди всех звёздных наций заселённой человеком галактики. И пока она остаётся политически (или, по крайней мере, бюрократически) цельной, это справедливо. Однако это самое чувство безопасности и врождённого превосходства трансформируется в намного большие самодовольство и удовлетворение своими успехами, чем в случае малых наций – вроде Звёздного Королевства Мантикора – в особенности когда эти меньшие нации оказываются в положении, когда они в небезопасности от агрессивных поползновений своих соседей.

Во многих отношениях Солнечную Лигу можно было бы представить в качестве находящегося во Вселенной Хонор эквивалента Китая 17-го и 18-го веков. После периода очень значительной технической и имперской экспансии он стал по большей части удовлетворённым организмом, убеждённым в своём культурном и техническом превосходстве перед находящимися за его пределами и сферой интересов “варварскими государствами”, вне зависимости от технических “фокусов”, которые эти варварские государства могли бы продемонстрировать.

Однако по многим причинам эту аналогию не следует понимать слишком буквально. С одной стороны, солли совершенно не отказались от дальнейшего технического прогресса. А с другой стороны, пусть даже посредством усилий УПБ, границы Лиги продолжают расширяться со своего рода тяжеловесной неизбежностью. Аналогия верна в том смысле, что большая часть Лиги удовлетворяется способами делать вещи уже известными способами, не обязательно отыскивая пути, работающие лучше. Технический прогресс ради технического прогресса в настоящее время не является характерной чертой солли. Солли имеют привычку искать определённые решения определённых проблем; они не те люди, которые наперёд ищут решения ещё не возникших проблем. И, поскольку они являются “Срединным Царством” Вселенной Хонор, они ощущают почти совершенную, подсознательную уверенность в том, что всё, что делают они, обязано быть наилучшим способом это делать. Они же, в конце концов, Солнечная Лига, величайшее, крупнейшее, богатейшее, наимощнейшее, самое развитое, самое-самое государство в истории человечества. Это означает, что они не слишком присматриваются к тому, что могут что-то там делать “неоварвары”, чтобы понять, что те делают это лучше, чем сами солли.

Тем не менее, как я уже подчёркивал ранее, Солнечная Лига совершенно не так монолитна, как верят её собственные граждане. Существуют трещины, в настоящее время незаметные обитателям Лиги. И в то время, как большинство планет и звёздных систем Лиги наслаждаются самодовольным ощущением естественного врождённого превосходства, так поступают не все из них. К примеру, Беовульф, несмотря на своё положение одного из старейших миров Лиги, сохраняет активное прогрессивное отношение к фундаментальным исследованиям. Он наиболее знаменит в области биотехнологий, однако является значимой фигурой и в других областях. И следует вспомнить, что Беовульф имел более близкое знакомство с новой мантикорской военной техникой, чем любая другая система Лиги. То, что Беовульф не пожелал передать большую часть своих наблюдений остальной части Лиги, может (или не может – тум-те-тум-те-тум) кое-что сказать об отношении Беовульфа к остальной части Лиги. Я этого знать не могу.

И при этом нельзя забывать, что гигантские межзвёздные корпорации Солнечной Лиги являются ориентированными на прибыль предприятиями. Они могут не интересоваться исследованиями ради исследований, хотя многие из них явно именно таковы, поскольку продвинутая технология является для них основным товаром. Однако практически каждая из них будет интересоваться любой возможностью, дающей им возможность увеличить доход. В некоторых случаях это принимает форму отказа от инноваций – к примеру, сохранения существующих производственных линий и продолжения продаж изделия, имеющего хорошие продажи, но стоящего намного меньше, чем производство чего-то, что могло бы делать то же самое немного лучше. Или вывода, что первоначальные затраты на новое производство в ближайшей перспективе понизят доход или прибыль, и что новое производство в настоящее время всё равно реально не нужно, поскольку то, что в настоящее время уже производится и продаётся на фоне всего остального вполне конкурентоспособно. В других областях, вроде технологии обработки информации, наблюдалась установившаяся зрелость – эффект застоя, схожий с тем, который можно было обнаружить в военной технике периода до Первой Хевенитской войны – что влекло за собой “латание” или “вылизывание” существующей технологии вместо достижения фундаментального прогресса.

В Лиге повсеместно существуют планеты и звёздные системы, а также межзвёздные корпорации, являющиеся двигателями НИОКР. Очень немногие из них столь же динамичны, каким Звёздное Королевство Мантикора было бы даже без давления со стороны хевенитской угрозы. (Тем не менее, следует помнить, что это довольно высокая планка, учитывая, что Звёздное Королевство всегда упорно занималось усовершенствованием своей технологической базы.) И когда к этому добавились угроза войны с Народной Республикой и характер ответа мантикорского правительства на эту угрозу, то Звёздное Королевство стало похоже на несущийся на форсаже истребитель, в то время как наилучшие из планет и звёздных систем Лиги продвигаются просто на максимуме. У них просто нет того стимула к выживанию, который двигал Мантикорой в течение последних 70 лет. Они не были вынуждены добиваться сохранения и углубления своего технологического превосходства над намного более крупной и мощной звёздной нацией, и это означает, что они позволили истратить часть этих усилий на другие цели и задачи.

Из книги “Тень Саганами” вы можете припомнить, что как минимум две действующие в Лиге межзвёздные корпорации весьма решительно интересовались приобретением передовой мантикорской военной техники. Мало того, они определённо намного лучше знали о достижениях Мантикоры, чем подавляющая часть публики Солнечной Лиги и, в частности, Флот Солнечной Лиги. Как можно обратить внимание, они не были чрезмерно озабочены разделением этого знания и понимания с остальной частью Лиги. Я вообще понятия не имею, почему они могли быть лишены желания это сделать. ;-) Тем не менее, следует отметить, что не все корпорации и планеты Лиги позволяют себе обрастать мхом, пока Мантикора со своими техническими новшествами мчится вперёд. Никто их них не оказался в том же положении, что и Хевен, чтобы признать, чего Мантикора и Мантикорский Альянс достигли в области технологий, но многие из них имеют больше чем неопределённые намёки на надвигающийся прорыв в области военных технологий. Некоторые из них в настоящее время напряжённо работают – хотя по большей части всё ещё без того ощущения неотложности, привнесённого уверенностью Звёздного Королевства в том, что на весах лежит само его выживание – выясняя, на что уже способны Манткиора и её союзники и как скопировать и, если возможно, превзойти эти возможности. Только время покажет, какие планеты и корпорации относятся к данной категории и насколько успешны (или неуспешны) они были.

Теперь обратимся к вопросу, почему манти всегда являются инноваторами.

Прежде всего, не всегда. Они являются инноваторами намного чаще, чем не инноваторами, но давайте посмотрим на некоторые из других новшеств. Есть грейсонцы, которые по сути дела взяли на себя инициативу в разработке и внедрении инноваций в конструкции кораблей и, зачастую, в тактике использования и доктрине – как в случае “Катан”. Есть хевениты, которые первоначально обнаружили себя настолько далеко отставшими от Мантикоры в области основных технических возможностей, что у них не было никакой реальной возможности сделать большее, чем как только возможно лучше отвечать на мантикорские новшества. До того, как они могли начать задумываться о внедрении оперативных и тактических новинок, которые могли бы заставить Мантикору реагировать в ответ, они должны были сначала каким-либо образом улучшить свою технику до уровня, хотя бы приблизительно сопоставимого с мантикорским. Однако, если вы обратите внимание на то, что должна была сказать в книге “Любой ценой” относительно Болтхола Пат Гивенс, то вы можете заметить, что она полагает, что Болтхол заложен во времена Законодателей, а не Комитета общественного спасения. Иными словами, уже во время действия книги “Маленькая победоносная война” Народная Республика уже напряжённо работала над долгосрочным проектом, предназначенным для уравнивания её основных возможностей с возможностями Звёздного Королевства Мантикора.

И, затем, вы должны взглянуть на то, чего Шэннон Форейкер и её штаб достигли за время прошедшее после свержения Сен-Жюста. Большая часть из принятых ими тактических и оперативных концепций были грубее мантикорских. Тем не менее, это не означает, что они были менее инновационны. Это попросту означает, что они должны были делать свои нововведения на фоне менее продвинутой техники. На самом деле, Шэннон и её люди довольно во многом были более инновационны, чем Альянс. У манти есть склонность вводить свои новшества, создавая новое оружие и технологии, а затем использовать в своих интересах предоставляемые ими возможности. Шэннон и её команда продемонстрировали замечательный талант брать лимоны и делать из них лимонад. Вместо того, чтобы выдумывать для решения блестящие новёхонькие суперприспособления, они должны были сесть и решить, как им противостоять мантикорским возможностям при помощи менее продвинутой техники.

Было бы серьёзной ошибкой приравнять оперативные и тактические новшества исключительно к появлению нового вооружения и техники. Хевен был вынужден найти решения в численности и массе, применяя к решению некоторых проблем грубую силу, находя способы обойти другие проблемы, или просто выбирая другой подход к достижению той же самой основной цели. Народ, это новаторство. И, по многим причинам, я полагаю, что это более впечатляет, чем, к примеру, способность Элис Трумэн создать новую тактику и доктрину ЛАКов, располагая новым ЛАКом, обладающим заведомым превосходством и весьма возросшими возможностями.

Что касается склонности манти вводить новое оружие, когда Хевен начинает их догонять, то я могу только сказать три вещи. Во-первых, это последовательная схема, вытекающая из основных параметров, которые я установил для Звёздного Королевства с одной стороны и Республики Хевен с другой. Во-вторых, это часть драматической динамики серии. В третьих, обе стороны создали новое оружие после того, как Том Тейсман и Шэннон Форейкер стали отвечать за Флот Республики.

Это была последовательная схема со времён самой первой книги. Мантикора, в силу своего стремления к исследованиям и применению новой техники, является лидером и определителем направления этого взаимного соперничества. Мантикора также обладает, даже теперь, превосходящей системой образования, намного глубже укоренившейся и более мощной меритократической традицией, “исследовательским складом ума” и большими финансовыми и материальными ресурсами для проведения научных исследований. Во многом это схоже со сравнением способностей Соединённых Штатов Америки и Китайской Народной Республики к созданию новинок военной и боевой техники. Даже если бы вы располагали с обеих сторон одинаково одарёнными и одинаково хорошо обученными разработчиками, у КНР нет поддерживающей инфраструктуры, чтобы превратить свои теоретические достижения в действующее оборудование. И каждое поколение техники становится базой, от которой зависит следующее поколение теоретических достижений. Это является причиной того, что КНР всё ещё приобретает технику у других, в то время как США разрабатывают и строят свою собственную, которая в массе своей обладает намного большими возможностями, чем всё, что Китай может создать или, к слову, сможет легко приобрести у кого-либо ещё. Кроме того, я утверждал бы, что практически в каждом случае – включая сюда и “Аполлон” с “Омелой” – системы, внедряемые Мантикорой, являются логическим последовательным развитием технологии, которую мы уже видели в действии. Народ, я продемонстрировал вам гравитацинно-импульсную связь уже в книге “Честь королевы”. Я продемонстрировал вам ракетные подвески ещё в “Маленькой победоносной войне”. Я продемонстрировал первое поколение новых ЛАКов в книге “Меж двух огней”. Я показал вам “Призрачного Всадника” ранних поколений, увеличенную полосу пропускания сверхсветовой связи, МДР и т.д., и т.п. Всё это последовательно развивалось, проходя по достаточно чётко описанному дереву технологий. И, несмотря на бесспорные преимущества, которые каждое крупное новшество обеспечивает своим обладателям перед теми, кто не располагает такой же технологией, на саму технологию практически всегда имеется тот или иной ответ. Имеются присущие ей ограничения, есть способы ей противодействовать, есть более продвинутые системы, которые могут быть созданы ей на смену и тому подобное.

Когда вы уже располагаете в прикладных исследованиях первенством практически по всем направлениям – когда вы имеете больше денег, лучших разработчиков, более совершенную техническую и промышленную инфраструктуру, чтобы превращать новые концепции в действующие образцы техники – и пониманием того, что ваше выживание как нации зависит от успеха в них, то вы располагаете прекрасным потенциалом для поддержания своего первенства. Единственным способом, которым Мантикора могла действительно потерять технологическое превосходство над Хевеном, было бы сдать его, скорее всего путём совершения некой грандиозной глупости. (Пожалуйста, обратите внимание на то, что это оказалось затруднительно даже для Яначека.) У Звёздного Королевства просто слишком большое преимущество над Республикой, когда дело касается расчётов и проектирования новой техники. Может быть, в Солнечной Лиге имеется кто-нибудь, кто мог бы в тех же самых обстоятельствах сделать эту работу лучше, чем Звёздное Королевство; Республика Хевен просто не может, а гипотетическая планета или корпорация Лиги, которая может, не имеет столь же сильного стимула. Так что в обозримом будущем Альянс в целом – и Мантикора в частности – останется законодателем мод в новом вооружении. И существование нового оружия автоматически будет требовать развития новых доктрин и тактики. Оно будет требовать развития со стороны людей, которые владеют новым оружием, таким образом, чтобы те могли извлечь из него максимальный эффект и будет требовать от людей, не располагающих новым оружием, отыскания некоего способа противостоять этому оружию. Итак, с одной стороны мы имеем Соню Хэмпхилл – идущую впереди, изобретающую новое оружие, предлагающую основывающиеся на нём новые тактически возможности – в то время как на другой мы имеем Шэннон Форейкер – изобретающую защитные доктрины против грубого преимущества другой стороны, находящую новшества в тактике и доктрине, позволяющие менее совершенному оружию эффективно бороться с противником. Соня создаёт “Аполлон” и “Омелу”; Шэннон создаёт “Мориарти” и “осликов”. Очевидно, что “Аполлон”, в частности, является настоящим козырем (хотя он совсем не так всемогущ и богоподобен, как могут полагать некоторые судя по переданным мне Ричардом комментариев с форума), однако то, что манти внедрили его, не делает ничто из внедрённого Шэннон ни на йоту менее инновационным, чем новые игрушки Сони.

Что касается людей, копирующих и подражающих новой тактике, вводимой Мантикорой и Грейсоном, то это правильный образ действий. Когда одна из сторон находит лучший способ что-то сделать, то другая сторона должна принять те же самые методы. Или, по меньшей мере, то, что даст аналогичные результаты. Это то, в чём Шэннон Форейкер превосходит остальных. Мысль о том, что могла бы сделать Шэннон, если бы она также располагала и штатом разработчиков и техническими возможностями Сони, честно говоря, скорее пугает. И, наверное, следует отметить, что Хонор не испытывает никакого неудобства, наблюдая за тем, что делают хевениты, а затем “рабски” заимствуя те же самые методы и усовершенствуя их там, где её собственные лучше оснащённые корабли могут так поступить.

Я полагаю, что кто-нибудь мог бы утверждать, что книги будут каким-то образом “лучше”, если бы я позволил лидерству во вводе новых технологий колебаться между Мантикорой и Хевеном. Если бы обе стороны располагали примерно эквивалентными способностями в области фундаментальных исследований, то я мог бы согласиться. Так как этого нет, то попеременный ввод плодов супертехнологий вызвал бы, по моему мнению, намного больше недоверия, чем существование манти, последовательно вводящих новую технику для решения своих сегодняшних тактических проблем, и хевенитов, последовательно изобретающих новые хитрые способы нейтрализации последних придумок манти.

“Аполлон” и “Омела” не единственные способы, которыми Мантикора может противостоять численности и находящейся в распоряжении Хевена новой технике. Разумеется, возможно, что книга, в которой они отыскали бы какое-либо другое решение, или в которой Хевен не имел бы военного министра вроде Томаса Тейсмана, была бы столь же или ещё более интересна. Лично я чувствовал, что это было бы самым естественным продолжением того, что мы видели в более ранних книгах, и нашёл, что придание обеим сторонам различных технологических меню обеспечило наилучший и наиболее богатый выбор драматических возможностей. Вы можете со мной насчёт этого не согласиться. К сожалению, я должен писать книги так, как это кажется правильным мне. И, по-моему, запрещение Мантикоре перевести свой арсенал на следующий уровень – тем более, что всё необходимое для этого “следующего уровня” было подготовлено и продемонстрировано в последней паре книг – будет казаться более искусственным, чем сюжет, которому я следовал в последней книге.

Как бы то ни было, вот (немного пространное) письмо, которое я решил написать в качестве дара Ричарду. Надеюсь, что он снимет некоторые вопросы. Уверен, что если оно этого и не сделает, то по крайней мере… оплодотворит дискуссию. :-)

Бывайте, Дэвид.

Перевод с английского: Uglydragon