Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Широкоракурсное применение ракет

Разъясните, как работает "широкоракурсный" запуск ракет. Вы первоначально определили для ЛАК типа "Шрайк" сектор возможного ракетного огня в 120 градусов от оси судна. Теперь, как кажется, Вы расширили эту зону. Поясните.

Хорошо. Способность "Шрайка" вести огонь из его единственной носовой пусковой установки в секторе 240 градусов обеспечивалась аппаратурой самой ракеты. "Шрайк" столкнулся с практической необходимостью обстреливать носовой пусковой установкой цели, находящиеся относительно него в позиции, требующей ведения бортового огня. Проблема заключалась в ширине импеллерного клина корабля, так как ракета должна быть выведена за его пределы до включения собственного двигателя. Это не проблема при обстреле целей в традиционной зоне огня погонных установок, поскольку в этом случае пусковая установка с огромным ускорением выбрасывала ракету в наиболее широкую зону клина. Так как горловина импеллерного клина "глубже" любой другой его зоны, а ракеты "Шрайков" меньше даже стандартных ракет эсминца (с соответственно меньшими собственными импеллерными клиньями), то эти ракеты могли запускать двигатели раньше, уходя затем от импеллерного клина носителя. Однако ведение огня в секторах, традиционно перекрываемых бортовым огнем, было более сложной задачей и найденное решение заключалось в установке на ракетах более дорогих и тяжелых двигателей с увеличенным временем работы и применения на "Шрайках" улучшенных систем управления огнем и наведения ракет. В результате ракета, выпускаемая как будто по цели, находящейся непосредственно перед ЛАКом, ускорялась и выходила за пределы клина стреляющего судна, затем поворачивала, искала и атаковала цель, находящуюся "позади".

Первоначально такой метод стрельбы был доступен только для "Шрайков", поскольку основывался (по крайней мере в своем первоначальном виде) на том, что огонь велся через горловину клина, где геометрия была наиболее благоприятной. Но ракета, выпущенная из бортовой установки, должна была сначала преодолеть бортовую гравистену (около 10 километров от корабля), затем выйти за пределы импеллерного клина (для супердредноута еще примерно 150 километров), переориентироваться, погасить первоначальный импульс, направленный в сторону от цели, установить канал связи со стреляющим кораблем, находясь в тот момент, скорее всего, над "крышей" или под "днищем" его клина, и только затем захватить и атаковать цель.

Теоретическая возможность создания подобной ракеты обсуждалась в течение долгого времени. Однако во времена первых дебатов по этому вопросу, ракеты были намного менее совершенны, имели неудовлетворительные двигатели и системы наведения, применялись кораблями с недостаточно совершенными системами управления огнем и коммуникационными возможностями, что являлось причиной значительно меньшей эффективной дальности стрельбы тогдашних ракет (вспомните те относительно короткие дистанции боя, который вела "Ника" в последней битве Эдварда Саганами). Честно говоря, тогдашние технологии не позволяли выполнить требуемые маневры без значительного уменьшения дальности применения ракет и неприемлемо высокого уровня "потерянных" ракет, которые просто оставались блуждать в пространстве, неспособные найти свои цели или восстановить связь с выпустившим их кораблем.

Как, я уверен, вы помните, я неоднократно подчеркивал тот факт, что до времени Хонор Харрингтон технологии и тактика флота практически не изменялись (находились в застое, если вы предпочитаете этот термин) несколько столетий. (Весьма вероятно, что это прикончит Солнечную лигу, космические технологии которой остались в застое даже теперь). Улучшение характеристик было экстенсивным (в лучшем случае), а многие из прежде имевшихся ограничений, потенциально устранимых новыми технологиями, оставались в силе лишь как результат косности мышления. Как только мантикорцы придали "Шрайку" способность к широкоракурсному запуску ракет, их осенило, что нет никакой причины не сделать нечто подобное и для других пусковых установок. Реальный способ заставить это работать заключался в еще одном приложении технологий "Призрачного всадника". КФМ взял "буксируемые имитаторы", уже долгое время являвшиеся стандартным элементом флотского оборудования, и в огромной степени улучшил их возможности. Это стало возможным в результате достигнутого в ходе работы над проектами "Призрачного всадника" уровня миниатюризации оборудования. "Буксируемые имитаторы" манти значительное крупнее используемых другими флотами, поскольку являются много большим, чем просто оборонительными платформами РЭБ. "Буксируемые имитаторы" манти являются полноценными коммуникационными, сенсорными и оборонительными платформами (к примеру, вспомните, что "Джессика Эппс" сделала с выслеживающим её андерманским разведывательным беспилотным аппаратом). Когда ракета запускается из бортовой установки, пусть и в противоположном от цели направлении, этот процесс контролируется и управляется в режиме разделения времени с использованием "буксируемых имитаторов" даже в зонах, закрытых для прямой связи импеллерным клином стреляющего корабля. Усовершенствование ракетных двигателей - достигаемого ускорения, ресурса, числа двигателей и т.д., - систем наведения и управляющих компьютеров наряду с достигнутой возможностью держать ракеты под контролем корабельных систем наведения в течение всего сложного комплекса маневров, требующегося для того, чтобы стреляя в противоположном направлении от цели найти эту цель, сделало возможным тот способ ведения огня, который "Гексапума" продемонстрировала в книге "Shadow of Saganami". Это также является и одной из причин выбора принятого на кораблях типа "Роланд" способа размещения ракетных пусковых установок. Подобный маневр ракете намного проще выполнить через носовые и кормовые оконечности импеллерного клина, нежели через бортовые, к тому же "буксируемые имитаторы" эсминцев меньше и имеют меньшие возможности, чем применяемые крейсерами или крупными кораблями. "Роланд", мог быть разработан для использования такой техники стрельбы, но, поскольку уже имелись веские причины разместить его ракетные установки именно примененным образом, то Бюро Кораблестроения обратило недостаток в достоинство и смогло обеспечить ведение огня на один борт всеми пусковыми установками при значительно меньших массах и объёмах необходимого для этого бортового и забортного оборудования.

Важной причиной столь долгой задержки в разработке данного метода стрельбы было то, что уже давно существовала техника ведения огня двойными бортовыми залпами при вращении судна вокруг продольной оси, позволяющая достичь аналогичной плотности залпа (при меньшем темпе стрельбы) несмотря на ограничения тогдашних технологий и ракетных двигателей. Техника существовала так долго и была настолько хорошо отработана, что никто и не пытался найти лучший способ сделать то, что и без того мог делать. Второй была проблема обеспечения управления ракетами двойного бортового залпа. До внедрения ракетных подвесок корабли просто не имели достаточно каналов наведения, чтобы одновременно управлять количеством ракет, превышающим их обычный бортовой залп. Как только проектировщики КФМ и аналитики Бюро Вооружений осознали, какое число ракет одновременно нуждаются в наведении после введения ракетных подвесок, то стала очевидной необходимость радикальной модернизации систем управления огнем. Когда такая модернизация была проведена - нелегкая задача и еще один из огромного числа проектов, объединенных под грифом "Призрачного всадника" - одновременно появилась и возможность управлять двойными бортовыми залпами. То, что мы имеем в случае такого судна, как "Гексапума", является слиянием в единое целое нескольких различных технологических проектов и возможностей, объединенным с мышлением, привыкшим задавать невероятно раздражающий вопрос "а почему бы и нет?" по поводу вещей, которых, "как каждый знает", просто не может быть.

Перевод с английского: Uglydragon