Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Почему Елизавета не “раздует” Палату Лордов?

Вера - наследница герцогского титула Хонор. В этом качестве она была бы человеком, который будет занимать место кадета Хонор. К сожалению, она слишком юна, и это означает, что она в настоящее время юридически не правомочна занимать место в Палате Лордов, так что место кадета герцогства Харрингтон пустует. Это не было существенно для любой из книг, так что и не упоминалось.

В ответ на Ваш вопрос относительно того, могла бы или нет Елизавета действенно "раздуть" Лордов путем пожалования сан-мартинским пэрам исключительно графских или еще более высоких титулов, предоставляя таким образом каждому из них два голоса вследствие системы кадетских мест, то короткий ответ будет: "нет." Длинный ответ будет таков: "Нет, черт побери."

Я собираюсь немного больше углубиться в детали, чем вы вероятно ожидали, но это частично потому, что я намерен убить нескольких зайцев одним выстрелом.

Условия "Акта об аннексии" определенно требуют, чтобы сан-мартинское пэрство было "во всех отношениях соответствующим" пэрству Звездного Королевства периода до аннексии. В контексте Акта это, как четко осознается всеми сторонами, означает, что в новом пэрстве будет поддерживаться то же общее соотношение различных титулов. Кроме того, если любая подобная попытка будет предпринята, Палата Лордов проголосует (вполне справедливо) за недопущение в свой состав всех новых пэров и, несмотря на контроль Короны над судебной властью, суды несомненно поддержат Лордов в их действиях. В конце концов, если бы Елизавета сделала такую попытку и если бы Палата Общин была готова согласиться с нею, общественное мнение - и избиратели - Звездного Королевства несомненно считало бы, что в данном случае Лорды действовали с целью защиты от преднамеренного нарушения прерогатив, гарантируемых им согласно конституции. Это краткое изложение причины, по которой такое не произойдет.

Более длинное изложение причин распадается на две части. Прежде всего, дом Винтонов никогда не поддерживал идею "раздувания" Лордов, в том числе и сама Елизавета. Она полна готовности выбирать новых пэров, которые, как она верит, будут поддерживать ту политику, которую она желает видеть проводимой в жизнь, но не готова сделать это методом, создающим явный прецедент, согласно которому конституция может быть ниспровергнута последующими монархами. Елизавета является конституционным главой государства и не имеет склонности или желания становиться диктатором. Дом Винтонов столетиями придерживался эволюционного подхода к проведению преобразований и Елизавета, несмотря на частое разочарование пэрами вроде Высокого Хребта, обладает сильным чувством истории и уважения к основанной на прецедентах стабильности.

Даже если бы Елизавета была готова предпринять подобный маневр, то Палата Общин едва ли согласилась бы с нею.

Во-первых, вся внутренняя политическая структура Звездного Королевства выстроена на концепции первенства - хотя и не превосходства - Палаты Лордов. И политические лидеры Звездного Королевства приучены к этой мысли.

Во-вторых, текущая ситуация полностью одобряется либералами и прогрессистами, вследствие большинства, которое они в коалиции с консерваторами были способны собрать в Палате Лордов. Ключевой момент, который, как я полагаю, многие читатели упускают, заключается в том, что занятая правительством Высокого Хребта позиция имеет искреннюю поддержку внутри государства. До объявления о существовании нового флота Томаса Тейсмана у простого мантикорца совершенно не было повода думать, что Звездное Королевство находится в какой-либо опасности со стороны, по сути говоря, полностью разгромленного, технологически отсталого, раздираемого гражданской войной хевенитского Флота. Не было ничего, что Флот мог бы сделать, если бы возобновились боевые действия между Звездным Королевством и Народной Республикой: кроме как исчезнуть из космоса. Избиратели могли не испытывать энтузиазма относительно действующего налогового бремени, с которым они сталкивались, однако большинство из них было готово сносить это бремя до тех пор, пока они полагали, что по крайней мере значительная доля всех собранных денег направлялась на подержание военного превосходства, которое поддерживало их ощущение безопасности. Кроме того, многие из тех, кто мог бы возражать против траты их денег на исключительно военные нужды, были готовы продолжать платить налоги из-за понимания того, что, как это действительно происходило, деньги тратились на внутренние программы, которые либеральная и прогрессивная партии весьма одобряли.

В-третьих, важно помнить, что в течение последнего полувека или где-то около того центристы устойчиво добивались успехов в Палате Общин и сами по себе составляют партию большинства в Общинах даже в начале книги "War of Honor". В течение этого времени оплот влияния либералов и прогрессистов (не говоря уже о консерваторах) на политику правительства заключался в представительстве этих партий в Палате Лордов, а не Общин. Фактически, Палата Общин рассматривалась как палата парламента, являющаяся естественным противником этих партий, когда они сформировали Оппозицию. Даже в худшие времена они были всё ещё в состоянии сформировать сильный блок голосов меньшинства в Палате Лордов, но не в Палате Общин. Это означает, что существует, как ни крути, поколение либеральных и прогрессистских членов парламента, пришедших к оценке власти, которой их партии располагают в Палате Лордов, как действенной сдержки политики центристов, лоялистов и самой Короны. Теоретики и идеологи либералов несомненно поддержали бы (в принципе) мнение о том, что Палата Лордов должна быть упразднена или по крайней мере значительно ограничена в полномочиях, на том основании, что Общины полнее отражают волю народа. Прогрессисты прежде всего не имеют проблем с идеей о влиятельной наследственной аристократии. Их социальная политика всегда была намного более "пргаматичной" и намного менее касающейся вопросов о перераспределении власти или богатства, столь многие десятилетия занимавших столь важное место в идеологии либералов. Так что мы имеем ситуацию, в которой консерваторы не имеют никакой заинтересованности в уменьшении власти палаты, являющейся их естественным приютом; прогрессисты не заинтересованы в потрясении социального порядка, так как их политическая программа более всего направлена на поддержку "сытого и счастливого" пролетариата, действующего согласно их указаниям, в то время как они управляют внешней экономической и военной политикой Звездного Королевства методами, максимально увеличивающими богатство Звездного Королевства и сводящими к минимуму угрозу возникновения осложнений или войн с иностранными державами; и либералы во многих отношениях рассматривают то, что они были вообще в состоянии пережить господство центристов, как признак того, что предусмотренные Основателями в конституции "сдержки и противовесы" работали именно так, как и предполагалось. Существование Палаты Лордов, сохранившей прочные кадры либералов, которые не должны были беспокоиться о переизбрании, позволило партии (и её идеологии) оставаться действующей силой (как они это видят) на политической сцене и во внутренней политике Звездного Королевства несмотря на то, что она устойчиво теряла поддержку в Палате Общин.

С другой стороны, центристы и лоялисты имели совершенно противоположный опыт. Очевидно, что лоялисты, краеугольный камень философии которых заключается в том, что сильная монархия означает сильное Звездное Королевство, рассматривали бы длительное противодействие определенных группировок Палаты Лордов политике королевы и её главе правительства как причину обуздать власть верхней палаты. Со своей стороны, центристы 60 или 70 лет провели, создавая совершенно господствующее положение в Палате Общин, в то время как руководитель их партии и королевский премьер-министр был вынужден полагаться на зачастую хрупкое, иногда совершенно незначительно большинство в Палате Лордов, которое при тщательном рассмотрении более поддерживалось личным авторитетом и союзами герцога Кромарти, чем несомненной народной поддержкой, которой пользовалась политика центристов. В результате эти две партии - которые сейчас обладают всей полнотой власти в Палате Лордов - являются теми партиями, члены которых имеют подлинную заинтересованность в передаче финансовой власти от Палаты Лордов к Палате Общин.

Короче говоря, во многом благодаря политическому опыту Зведного Королевства в течение последнего столетия или около того, партии, от которых можно было бы ожидать наибольшей заинтересованности в подрыве власти Палаты Лордов, вместо того усматривают для себя весьма сильный законный интерес в её поддержке. Тот факт, что либералы, в частности, постепенно наращивают присутствие в нижней палате, мог бы в конце концов изменить такое восприятие, но этого с начала книги* ["War of Honor"] не случилось. Это не означает, что нет отдельных членов либеральной партии, испытывающих сильное ощущение того, что власть Палаты Лордов должна быть урезана. Среди таких либералов возможно самым ярким примером является Кэти Монтень, несмотря на то, что она сама когда-то заседала в Палате Лордов. Или, возможно, потому что она когда-то заседала там.

Перевод с английского: Uglydragon