Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Разведка Народной республики.

Итак, народ - это будет довольно большое сообщение. Я делаю его по двум причинам.

Во-первых, чтобы сказать вам, что Ричард Эрншоу* [друг Дэвида Вебера], который, как я понимаю, был весьма словоохотлив (должен быть таким, будучи ирландцем, я полагаю... имея прекрасную ирландскую жену) здесь в Баре* [Baen's Bar - англоязычный форум, посвященный, в том числе, книгам о вселенной Хонор, где также бывает иногда сам Дэвид Вебер] в настоящее время находиться в больнице. И он не слишком счастлив из-за этого. Они положили его на шунтирование и оно прошло довольно хорошо, но затем он начал ходить и разрез нагноился. Я видел его пару раз и принес ему в один из таких визитов его лэптоп и думаю, что с ним все будет в порядке, но предполагаю, что его еще подержат в течении какого-то времени. (Они также проводят физиотерапевтические процедуры для лечения его артрита, поскольку им удалось заполучить его. Ричард не является Самым Лучшим Больным в нашей вселенной). Я не знаю, сколько сообщений он делает из своей больничной койки, так как его лэптоп довольно старый, и я понятия не имею, каким видом модемного соединения он может пользоваться на этом компьютере.

Второй причиной является то, что во время другого моего визита, он заметил, что в Баре было несколько дискуссий о том, сумели ли или нет (и когда) хевениты заполучить секретную информацию о новых мантикорских технологиях. Из того, что он сказал, следовало, что мне надо было бы написать пару "шпионских повестей", чтобы вы, народ, имели бы лучшее понятие о том, как я устроил все эти вещи.

Коротким ответом на вопрос "получили ли они информацию о секретных проектах и системах?" будет "да, они получили". Более длинным ответом будет "Да, они получили, но с ограниченным успехом и применимостью полученной информацией". Ниже следуют некоторые разъяснения этих двух утверждений.

Первое, давайте посмотрим на то, как может быть добыта информация. Как я представляю, существуют четыре основных пути, по которым информация может быть собрана и использована: (1) шпионы во вражеских исследовательских и конструкторских организациях, флотских технических структурах и судостроительных центрах; (2) сбор и анализ технической информации из открытых источников; (3) допрос плененного вражеского личного состава; (4) изучение и анализ трофейных/похищенных образцов техники.

Первый из этих способов, шпионаж, вступает в противоборство с Патрицией Гивенс и различными мантикорскими контрразведывательными службами. Несмотря на успехи андерманцев (о которых будет сказано больше ниже), мантикорская контрразведка на самом деле очень и очень хороша. Мантикора очень рано осознала тот факт, что ее общее технологическое преимущество на Хевеном будет их набольшим спасительным уравновешивающим фактором. И, вследствие этого, секретность всегда была предметом первостепенного значения и на протяжении десятилетий военного наращивания сил Мантикора получила много практики.

Прошу заметить, что эффективность мантикорской контрразведки в одной области не обязательно означает равную эффективность во всех областях. В частности, мантикорская политическая система - и приоритеты и интересы разведки Народной республики были такими, что различные разведывательные службы Законодателей гораздо глубже проникли в политическую сферу, чем в военную и техническую области.

Народная республика всегда была больше ориентирована на диверсионную деятельность в отношении политического руководства их предполагаемых жертв, чем на сбор технической информации. Частично, это было следствием образа мышления глав разведывательных служб Народной республики. Они больше думали о том, как дестабилизировать политическую систему противника, частично из-за того, что сами сильно беспокоились о собственной врожденной политической нестабильности. Люди, которые привыкли подавлять диссидентов и вести ожесточенную междоусобную борьбу внутри собственной политической элиты, склонны рассматривать силы и слабости противостоящего правительства сквозь такую же политическую призму. Соответственно, делается акцент на подкупе членов парламента и склонность Народной республики к совершению политических убийств, а также других операций, направленных на дестабилизацию, ослабление или уничтожение политических основ во вражеских звездных нациях, подобно успешному убийству отца королевы Елизаветы.

Одной из проблем в разведывательном сообществе Комитета общественного спасения было то, что Сент-Жюст унаследовал традицию Законодателей с их акцентом на сбор политической информации и направленностью на политические тайные операции. Это привело его к принципиальному противостоянию с людьми подобно Эстер МакКвин, которая полагала, что сбор и аккуратный анализ военной информации был первоочередной задачей, особенно после начала войны.

Другой причиной направленности разведывательных служб Законодателей в политическую область в противоположность военной, было то, что до столкновения с Мантикорой их флот никогда не сталкивался с действительно значительным технологическим дисбалансом. Помните, что большинство звездных наций, которые они завоевали, стартовали с тем же технологическим уровнем, что и они, и большинство из них приняли многие из пагубных политических и экономических стратегий, присущих Народной республике. В результате, Законодатели, во многом также как в настоящее время Солнечная Лига, привыкли к мысли о том, что они по крайней мере технически равны любому из их потенциальных противников. Интеллектуально они понимали, что это не будет так в случае если/когда они в конце концов столкнуться со Звездным королевством, но они серьезно недооценили степень отставания их технологии (размышления Амоса Парнела после его поражения у Ельцина отражают это), и они предполагали, что количественное превосходство в паре с тем, что они выберут момент начала операции, более чем компенсирует любое техническое отставание.

Вследствие всего вышесказанного, политическая сторона операций разведывательных служб Законодателей и, позднее, государственной безопасности, имела тенденцию привлекать внимание "лучших и ярчайших" и получала большую поддержку, как в вопросах финансирования, так и управления. Операции по техническому сбору информации получали до войны в лучшем случае второстепенный приоритет и даже после ее начала высшие чины государственной безопасности, будучи политически надежными, но имеющие штатское мышление, медленно осознали необходимость изменения этих приоритетов. Когда они окончательно пришли к этому, они начали использовать существующую на месте сеть агентов и контактов для сбора технической информации, не подозревая о том, как тщательно Мантикора - и, в частности, управление разведки флота, проникла в эти сети и вскрыла их. Помните, что Патриция Гивенс смогла фактически накормить дезинформацией Народную республику перед началом войны, чтобы заставить Амоса Парнела принять смертельно ошибочный план развертывания. Эта степень проникновения также позволила мантикорцам время от времени скармливать Народной республике тщательно созданные кусочки технической дезинформации. О чем, опять таки, больше будет сказано ниже.

Аналитики внутренней разведки флота Народной республики всегда более сильно осознавали необходимость добывания технической и оперативной информации о мантикорцах, чем их штатские коллеги. К несчастью для Народной республики, централизация разведывательной и контрразведывательной деятельности подчиняла всю разведывательную деятельность по сбору информации гражданским (и таким образом политически ориентированным) руководителям. Эта ситуация не изменилась под покровительством Государственной безопасности. На самом деле, дела пошли хуже вследствие всепоглощающей озабоченности Сент-Жюста политической надежностью военных. И тот факт, что он и Роб Пьер совершили их переворот целиком под маской мнимого переворота ведомого руководством флота, сделало немедленный и полный роспуск управления разведки флота высочайшим приоритетом для Комитета общественного спасения по причинам, которые не имели ничего общего с операциями против Альянса. Последствия были значительными для эффективности операций по сбору технической информации, и это также обострило конфликт между Сент-Жюстом и МакКвин в период между операцией "Икар" и операцией "Лютик".

В конце концов, напряжение между Сент-Жюстом и МакКвин в частности, и между ним и военными в целом, имело сильное влияние на анализ информации, которая была доступна из каких бы то ни было источников. Хотя Сент-Жюст предпринял большие усилия, чтобы его старший персонал не боялся того, что он может расстрелять вестника принесшего ему информацию которую он не хотел слышать, ему не удалось избавить их от привычки оценивать какие вещи он хотел слышать в первую очередь. И вследствие этого, информация передаваемая "наверх" проходила сквозь фильтр мелких чиновников, которые слегка подправляли информацию, придавая ей форму, которая, как они считали, больше отвечает его намерениям и требованиям. Опять таки, эту разницу между аналитиками МакКвин и аналитиками Государственной безопасности можно увидеть по выводам, к которым они пришли непосредственно перед операцией "Лютик".

Второй потенциальный источник информации - технические журналы, открытая пресса и т.д. - был для мантикорской контрразведки одновременно, как и более легким, так и более сложным для перекрытия. В то время как Мантикора имеет твердые традиции свободы прессы, конституция Звездного королевства также предусматривает довольно строгие наказания для людей, которые нарушают законы о государственной тайне, даже если они принадлежат к сословию до некоторой степени самообожествленной "четвертой власти". Специфические военные программы, особенно те, где основные исследования проводились в секретных центрах, спрятанных около Мантикоры-Б, было довольно просто сохранять в секрете. Что невозможно было держать в секрете, так это фундаментальные, ежедневные обсуждения гражданской технологии, некоторые из которых имели военное применение. В этой области, Народная республика показала себя довольно хорошо, по крайней мере, вплоть до начала военных действий. Проблема состояла в том, что большинство добытой ими информации оказывалось бесполезной, потому что у них не было технических возможностей для ее использования. И вероятно, еще более правильно сказать, что военное применение новых технологий очень специализировано и что не было много пересечений между военными и гражданскими исследованиями и разработкой проектов. Довольно мало штатских разработчиков работали на закрытых военных проектах, но там имелась довольно надежная система безопасности между этими двумя областями как до, так и во время войны.

После того, как было объявлено прекращение огня и некоторые из этих штатских разработчиков вернулись чтобы заниматься именно этим - невоенными разработками -произошла довольно большая "утечка" сквозь систему безопасности. На самом деле, по крайней мере, некоторые мантикорские штатские разработчики переехали в Республику, несмотря на наказание предусмотренное законами Мантикоры за нарушение подписанных ими договоров по сохранению секретности, чтобы сделать их знания доступными для хевенитов. В большинстве случаев, это произошло исключительно из-за денежной выгоды, но в некоторых случаях, это было также вследствие веления совести тех мантикорцев, которые либо предпочитали возрожденную конституционную систему хевенитов мантикорской, либо тех, кто полагал, что Высокий Хребет и его правительство являются истинными врагами мирного процесса. Эти разработчики, вероятно, представляли собой самый большой удачный улов технических знаний для хевенитов и они были чрезвычайно полезны для Шеннон и ее соотечественников в продвижении вперед в основных технических возможностях. Однако, имеются ограничения в их знаниях и, что еще более важно, их способности передать эти знания Хевену в виде работоспособной техники. Более того, те, кто вернулся в гражданский сектор и кто таким образом был доступен Республике были теми, кто работал над менее чувствительными, менее критичными областями, что означает, что практически никто из них не был вовлечен в исследовательские и конструкторские работы, которые обуславливают собой текущие мантикорские успехи в передовых технологиях.

Третьим большим потенциальным источником информации о технологиях Альянса был допрос пленных. Однако снова, здесь были проблемы. Наибольшими проблемами с которыми злобные гнусные "народники" (в отличии от благородных прямых хевенитов) столкнулись при извлечении информации из пленных было то, что: (1) у них было не так уж много пленных; (2) допросы пленных были в области ответственности Государственной безопасности и многие из присущих ей недостатков, которые, как было описано, повлияли на тайные операции, также сказались при допросах пленных и на той информации, которой удалось при этом добыть; и (3) большая часть пленных изначально не имела какой-либо информации о новых системах.

Помните, что Народная республика захватила очень немного кораблей и редко оставалась во владении звездными системами, в которых шли битвы на раннем этапе войны. В то время как мантикорцы захватили очень большое количество пленных, Народная республика имела очень немного мантикорских и грейсонских пленных. Помните также, что такое неравенство в количестве захваченных пленных, было одной из причин, по которой правительство Высокого Хребта предложило обмен пленными. Это избавило их от необходимости кормить и следить за очень большим количеством плененных военнослужащих.

Допросы пленных были ответственностью Государственной безопасности в рамках полной централизации всей деятельности по сбору информации под личным контролем Оскара Сент-Жюста. Были некоторые опытные следователи, работающие с ограниченным количеством взятых пленных, но они были связаны политическими взглядами своих начальников, многие из которых были выбраны больше за политическую надежность, чем за знания и опыт (что также помогает объяснить как некоторые из наиболее: отталкивающих персон с ужасными наклонностями получили власть). Более важно, ревность и параноидальное недоверие к военным, которое было существенным в Государственной безопасности (в действительности не без причин, если вы подумаете об этом) имело сильное влияние на распространение полученной информации. Она проходила через всю цепочку командования в оперативный центр Государственной безопасности на Новом Париже и затем обратно тем, кого Государственная безопасность определила в качестве служб и должностных лиц с обоснованным интересом к этой информации. Люди, которым Государственная безопасность решала, что им нет необходимости знать эту информацию, полностью исключались из этой цепочки, иногда даже в с случаях с информацией чрезвычайно общей направленности. И поскольку Государственная безопасность решала, кому необходимо знать эти вещи, то военные аналитики, которые могли наилучшим образом распознать критическую информацию часто полностью оставались не у дел.

Такая византийская система сбора и распределения информации приводила к существованию множества уровней, на которых информация могла потеряться, изменить свой смысл или быть неверно истолкованной даже наиболее добросовестными и наименее подверженными политическому влиянию организациями. В большей же части организаций, которые были фанатично лояльны от среднего и высшего звена, по крайней мере, до руководителя и служащие которых полагали, что они знают, что хочет слышать их руководитель, шансы на искажение результатов допросов пленных были очень большими. И даже принимая все это во внимание, информация должна была еще быть распространенной обратно по каналам связи, что приводило к постоянному запаздыванию ее в тех местах, где она могла принести наибольшую пользу. Я полагаю, что во многом подобную ситуацию в отношении Народной республики можно провести как аналог сложностей в Советском Союзе с восприятием реальностей его собственной экономики. Сюда было вовлечено большое количество рядовых исполнителей и высших офицеров и змеиный клубок взаимных подозрений, недоверия и враждебности между гражданскими и военными разведывательными службами делал ситуацию еще хуже. Большинство плененных Народной республикой не имели никакой информации по "Призрачному всаднику", технологии новых термоядерных реакторов, конструкторских разработок МДР* [многодвигательных ракет], "Шрайков" и т. д. Манти очень тщательно держали все эти технологии в секрете. Если вы припомните, они старательно держали в секрете существование новых ЛАКов, НЛАКов, дальнобойных ракет и новые возможности систем электронного противодействия до тех пор, пока они не смогли применить новые системы в решающих количествах в операции "Лютик". Новые корабли - и технические специалисты, которые что-либо знали о установленных ими системах - не могли быть в действительности захвачены в плен (даже предполагая, что народный флот одерживал бы много побед) до начала операции "Лютик". И за исключением людей подобно Айварсу Терехову, народный флот не имел больших возможностей взять в плен людей и во время "Лютика" также. Помните, что одной из причин, по которой он сражался вопреки такому неравенству в силах, была необходимость удержать от попадания в руки противника новых технологий, которые были представлены грузом транспортных судов. Небольшое количество людей, которое они захватили во время "Лютика" - подобно Терехову - было взято в плен слишком поздно, чтобы принести какую-либо пользу Народной республике. Задолго до того, как они могли бы получить какую-либо полезную информацию от этих новых пленных, они были окончательно побеждены с помощью военной силы и только способность Сент-Жюста заключить (с помощью правительства Высокого Хребта) договор о прекращении огня по политическим причинам, спасла флот Народной республики от полного уничтожения.

Такие же проблемы возникали при захвате и анализе технических образцов. Государственная безопасность контролировали тех людей, которые занимались этим вопросом и они выбирались чаще за политическую надежность чем за способности в технической сфере. Кроме того, природа технологии во времена Хонор Харрингтон делала анализ гораздо более трудным и проблематичным. Некоторые из мантикорских достижений, связанные с относительно большими образцами техники были быстро рассмотрены, изучены и анализированы, но большинство технических достижений заключались в таких вещах как молекулярные схемы. Преимущество молекулярных схем заключается в чрезвычайной прочности и в очень редких отказах, даже при использовании в суровых условиях и/или нарушении правил эксплуатации, но ремонт молекулярных схем обычно невозможен и редко оправдывает затраченные усилия. Обычной процедурой является полная замена блока, который представляет собой цельный кусок эзотерических сплавов. В результате, даже технический персонал, обслуживающий оборудование и корабли, ориентирован на операции по замене частей.

Со стороны Народной республики это в первую очередь помогает объяснить как звездная нация, которая произвела такой большой процент технически невежественных людей смогла поддерживать в рабочем состоянии такие сложные механизмы как звездные корабли. Это также объясняет почему уровень обслуживания Народной республики был настолько низок по сравнению с мантикорским; мантикорские техники помимо всего понимали основы теории и, подобно Обри Вандерману в "Honor among Enemies" ("Меж двух огней") имели понимание Как Работают Вещи, чтобы импровизировать где и когда это необходимо. (Это, кстати, также подчеркивается тем фактом, что мантикорская ремонтно-восстановительная служба имеет тенденцию быть более эффективной и квалифицированной чем у Народной Республики). Но вследствие самой природы технического оборудования, на борту кораблей КФМ имелось очень мало руководств, которые могли бы точно объяснить как именно конкретный блок молекулярных схем был сделан.

Помимо трудностей, связанных с чтением и анализом схем сделанных на молекулярном уровне, практически все военное оборудование во вселенной Хонор - и, конечно же, все новые важные, сильно засекреченные системы в мантикорском флоте - включают меры предосторожности, направленные на то, чтобы невозможно было их изучить. Покуда компоненты включены в контрольную систему, в которой они регистрируются во время установки, все идет прекрасно. Но когда в контрольную систему вводится код "сдача в плен" или если компоненты удаляются из контрольной системы, либо если они подвергаются запросам от оборудования в котором они не были зарегистрированы, то они самоуничтожаются. Фактически, все схемы на молекулярном уровне превращаются в однородную массу, хоть и не эффектно внешне, но полностью лишая противника предмета для изучения. Система не может быть 100% надежной, но ее существование сильно уменьшило количество рабочих экземпляров оборудования, которое могло быть физически исследовано Народной республикой.

Все это не говорит о том, что никто в Народной Республике до операции "Лютик" не имел никакого представления о предстоящих событиях. Разведка флота (в противоположность Государственной безопасности) уловила некоторые слухи и немного знала о системах манти в то время. В частности, они знали о сверхсветовой связи и по существу смогли вычислить каким образом манти делали это; они знали об облегченных ракетных установках и ракетных подвесках (чье существование не было тайной ко времени действия "Honor among Enemies"); они знали, что постоянно отставали в вопросах электронного противодействия с начала войны; они знали о новых компенсаторах и откуда был взят оригинальных подход к их созданию; и они знали что манти экспериментировали с новыми типами ЛАКов (опять-таки, благодаря технике раскрытой в "Honor among Enemies").

Они имели очень близкие к истине догадки о том как работала гравитационная импульсная связь и могли точно определить когда она использовалась вблизи от них. Он не знали как сделать ее, но это было потому что их технология не отвечала требованиям этой задачи, а не потому что они не понимали теорию.

Они знали о том, что манти производили новые маленькие термоядерные реакторы с использованием технологии сверхплотного термояда, но опять-таки, это была система, основанная на использовании технологии, которую они просто не имели. Если бы они даже имели чертежи, фактически было бы невозможно скопировать эти устройства.

Они довольно быстро разобрались в облегченных ракетных установках и быстро запустили их в производство. Частично это произошло вследствие захвата (подбора) мантикорских подвесок (которые, в противоположность молекулярным схемам систем подобных "Призрачному всаднику" были образцом конструирования на макроуровне, которые можно было разобрать на кусочки и изучить), и частично потому, что это было простой логической задачей раскрыть что сделали Манти и в этом случае технология Народной республики была способна воспроизвести как это было сделано.

Они знали, откуда пришла технология новых компенсаторов и одной из причин по которой они построили крейсеры серии "Марс" таким большими, было то что они рассчитывали получить в свои руки эту технологию. Как-нибудь я может напишу небольшую повесть о том что именно произошло с этой ожидаемой информацией. Частично это произошло вследствие того, что они не имели возможности захватить образцы оборудования нового компенсатора до тех пор, пока они не захватили то что осталось от "Принца Адриана" (и он был настолько серьезно поврежден, что им пришлось изучать его на месте, так как они не могли забрать его с собой). Другой частью этого было то, что Государственная безопасность получила некоторую информацию о новых компенсаторах от пары специалистов из Бюро кораблестроения с которыми они смогли договориться. К несчастью для Государственной безопасности, специалисты, с которыми они "договорились", на самом деле работали на Пэт Гивенс и управление разведки флота. Информация, которую они получили, преднамеренно была такой, чтобы толкнуть их на неверный путь.

Что касается систем электронного противодействия, то и в этом случае было захвачено ограниченное количество оборудования, были трудности присущие изучению молекулярных схем с секретными кодами, ограниченное количество обладающих знаниями пленных доступное для допросов, порочные системы анализа и организации распределения информации, а также, в первую очередь, техническая база, которая не позволяла воспроизвести то, что делали манти.

Их канал из Солнечной Лиги имел ограниченную полезность до тех пор пока они не смогли улучшить свой базовый технологический потенциал. Фактически, улучшение общей технической базы, было наибольшим результатом передачи соларианской технологии. Они не могли получить большого количества оборудования из-за эмбарго, но они смогли - и получили - соларианских "технических советников", чтобы помочь улучшить свою доморощенную техническую базу.

Проблема заключалась в том, что некоторые из "советников" были аферистами, подобно персонажу с сомнительной репутацией из повести "With One Stone" с одной стороны, а с другой стороны существовали ограничения до какой степени они могли обучить кого-либо передовой технологии с их довольно отсталой инфраструктурой. Им нужно было обучить новых специалистов, которые затем должны были выстроить несколько промежуточных уровней инфраструктуры, перед тем как они смогли бы сравняться с возможностями соларианцев: и соларианцы отставали от Альянса даже еще больше, чем это предполагали манти. И конечно, соларианцы отставали намного, намного больше, чем предполагали сами соларианцы.

Отклоняясь от темы, некоторые группы людей, которые подобно "Технодайну", тайно работали с Народной республикой, имели тенденцию рассматривать боевые доклады Народной Республики как несколько преувеличенные. Одно дело иметь объективную информацию с сенсоров, другое дело рассказы о "невозможных" технических приемах электронного противодействия и о обманчивых характеристиках компенсатора. Часто даже технические специалисты по ремонту, которые работали в Народной республике, расценивали эти доклады как результат некомпетентности людей, которые их делали. "Что же, конечно же, эта кучка глупых неоварваров думает, что манти в действительности имеют что-то особенное. Так бы делал и я, если бы моя собственная техника была бы такой же паршивой как у них!" Фактически, Народная республика (по крайней мере те, кто были связаны с разведкой их флота) имели намного более верные догадки о том на каком уровне развития были манти, чем соларианцы. Однако, даже они были ограничены рамками внутренней политической доктрины Сент-Жюста, согласно которой разведку флота необходимо было держать под строгим контролем Государственной безопасности. Это приводило не только к тому, что часто информация добытая из мантикорских источников проходила через политический фильтр, отсекающий вещи, которые могли быть: неудобны для Сент-Жюста, но также имело влияние на запрашиваемые у соларианцев виды технологий, так как Государственная безопасность отвечала также и за эту область военной экономики.

Несмотря на все вышесказанное, Народная республика постепенно собрала довольно всеобъемлющую картину технологий предшествующих "Призрачному Всаднику" к началу операции "Лютик". Они наконец нашли верный путь улучшения производительности компенсатора и начинали делать усовершенствования в этой области и, конечно же, они уже производили свои собственные подвески, и уже настал момент когда они могли производить - или были на пороге производства - эквивалента сверхсветовой связи манти первого поколения. В тот момент, конечно же, все новые и до того времени непредвиденные возможности "Призрачного всадника" были спущены на них и война резко прекратилась.

Когда Пьер санкционировал создание Болтхола, задолго до операции "Лютик", он предназначался для ввода в строй технологий и систем, которые его люди начали постигать и копировать. Болтхол с самого начала был предназначен быть самым передовым промышленным центром флота Народной республики - место, где могло бы производиться независимое исследование новых технологий и куда бы вся добытая информация и захваченные образцы техники посылались на анализ и результаты использовались бы в собственных флотских системах. (Насколько бы все это хорошо работало на практике под руководством Комитета и Государственной безопасности остается открытым вопросом. Вероятно, Сент-Жюст был бы неспособен отказаться от своего контроля на всех уровнях, что привело бы к множеству тех же препятствий и искажений).

Несмотря на все существующие трудности, Болтхол, тем не менее, представлял собой большой шаг вперед для Народного флота в возможностях исследований и разработок. Основные конструкторские разработки новых компенсаторов, которые, как мы видели, хевенитские военные корабли использовали в "War of Honor", фактически предшествовали началу участия Шеннон в работе Болтхола. Она с выгодой использовала уже добытую информацию и результаты проведенных исследований по сверхсветовой связи и значительно улучшила достигнутые результаты, но, опять-таки, этот потенциал уже начинал использоваться. Также, есть кое-что, что я не особенно затрагивал в романах - Народная республика отчетливо представляла себе конструкцию супердредноутов оснащенных подвесками задолго до того, как мантикорцы и грейсонцы фактически ввели их в строй. Логика конструкции была неотразимой, даже без дальнобойных ракет, применения которых они не ожидали со стороны манти. Так что только несколько новых замыслов Шеннон на самом деле обновили разработку проектов, которые были в стадии изучения перед операцией "Лютик".

После прекращения огня службы безопасности альянса стали более "пористыми", но основы защитных мероприятий, которые были созданы Пэт Гивенс и ее предшественниками оставались теми же. "Призрачный всадник" расценивался, даже адмиралтейством Яначека, как драгоценный камень в короне мантикорского технического превосходства. И, таким образом, относящиеся к ней разработки и связанные с ней программы были очень тщательно защищены. Та же самая логика - "это основа нашего превосходства" применялась к разработке новых типов кораблей в бюро кораблестроения, так что было примечательно немного публичных обсуждений проектов подобных "Саганами-С". Фактически, исключение Яначеком Грейсона из совместных исследований и разработок было частью этих мер безопасности. (Он пошел на это вследствие своей фанатичной, мелочной нелюбви к грейсонцам, но в то же самое время меры по обеспечению секретности "Призрачного всадника" были усилены путем его превращения по существу в чисто мантикорский проект). Слабость управления разведки флота при адмиралтействе Яначека в гораздо большей степени имела отношение к его "наступательным" операциям - способности узнать намерения противной стороны - чем к оборонительным мероприятиям. Сквозь меры безопасности просочилось достаточно информации, чтобы хевениты получили достаточно четкое представление о возможностях "Призрачного всадника" - некоторые из которых Шеннон удалось применить с помощью использования своих собственных технологий, другие были в основном полезны только для более точного моделирования и симуляций - но они все еще не обладали достаточными технологиями и их достижения были связаны больше с оперативными возможностями, чем с конструктивными особенностями.

Также является знаменательным фактом, что на этот момент соларианцы чувствовали себя довольно тревожно, поскольку после прекращения огня хевениты фактически попросили их убраться домой. Для этого было несколько причин. Одной из них было то, что их соларианские "друзья" выдаивали каждый возможный пенни из этой денежной коровы. Хевениты отлично знали, что их соларианские наставники постоянно надували их и они были этим сильно возмущены. Не только просто потому, что никто не любит быть обманутым, но также и потому что это происходило во время, когда они отчаянно вытягивали из экономики все жилы (проигрывая войну), направляя все усилия на ведение войны. Они также осознали, что их базовые технологические возможности начали постепенно улучшаться и дополнительная помощь со стороны соларианцев ненамного бы улучшила темпы этого роста. И они увидели возможность возврата некоторой части денег, которые им пришлось уплатить, путем установления очень высоких цен для соларианцев за дополнительные лакомые кусочки информации, которыми они готовы были поделиться. Эта одна из причин того, что техника республиканского флота фактически более совершенна, чем все то, что есть даже у соларианского пограничного флота.

Ко времени "War of Honor" Шеннон со товарищи удалось сократить разрыв между их флотом и мантикорцами до, вероятно, пары лет исследований и, учитывая разницу в их технологической инфраструктуре, трех или четырех лет развития. Результатом было то, что они смогли выставить комбинацию вооружений и военных доктрин, которые дали им примерный паритет в боевых возможностях до тех пор, пока они могли компенсировать остающееся качественное превосходство мантикорцев собственным количественным преимуществом. Проблема заключается в том, что хевениты вот-вот столкнуться с тем, что технологии которые им удалось раздобыть (тем или иным путем) у манти и то, что они способны производить основываясь на добытой информации, не представляют более последних достижений мантикорских разработок и производимой техники. Отсюда вытекает факт, что республиканский флот в настоящее время не имеет корабля подобного "Гексапуме" ни в строю, ни, во многих аспектах, даже в стадии чертежей. Если коротко, то качественный разрыв начинает снова увеличиваться, хотя новое руководство Республиканского флота гораздо более гибкое и способное в вопросах овладения конкурентоспособными (или, по крайней мере компенсирующими) технологиями, чем это было возможно в Народном флоте.

Перевод с английского: Lesk