Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Выживание Церкви Освобождённого Человечества

Как могла Церковь Освобождённого Человечества сохранить практически неоспоримое первенство после того, как ослабли первоначальные императивы выживания первых поколений грейсонцев?

Даже если вы отбросите события грейсонской гражданской войны, основополагающий для церкви принцип Испытания должен дать плодородную почву для всевозможных видов инакомыслия.

Несмотря на схватку между фундаменталистскими Верными и Умеренными, доктрина Испытания должна постоянно и в изобилии давать благодатную почву для фруктов вроде Землевладельца Бёрдетта и ему подобных для вылазок не только по светским вопросам, по которым Бёрдетт в основном и выступал против Протектора и Ризницы, но и по основным вопросам религии.

Мы мимоходом слышали о иеремитах, которых большая часть церкви считает еретиками, но разве доктрина Испытания не взывает к выступлению против определённых принципов со стороны несогласных с ними людей, и, более того, к признанию всеми прочими, что Испытание этих людей призывает их к сопротивлению?

Как Церковь могла в течение почти тысячелетия сохранить свою гегемонию перед лицом бесчисленных бёрдеттов и маршанов?

Итак, вы желаете знать о Церкви Освобождённого Человечества, да?

Честно говоря, выживание и верховенство Церкви Освобождённого Человечества относится к одному из наиболее часто задаваемых вопросов. Основные проблемы её выживания и верховенства, как я их вижу, относятся к следующим моментам (не обязательно по степени важности):

(1) Первопоселенцы Грейсона после прибытия во враждебную окружающую среду своего нового дома перенесли драматический процесс отбора. Жертвы были крайне велики и население сократилось практически до уровня неспособности обеспечить воспроизводство. Однако это не обязательно означает, что оно сократилось до уровня, когда генетическое разнообразие стало недостаточным для долгосрочного сохранения человека на Грейсоне как вида. Это означает, что обслуживание технической инфраструктуры, необходимой человеку для выживания на Грейсоне, требует, в свою очередь, достаточной для обеспечения потребными техниками плотности населения. Это значит, что “первоначальное население” планеты было очень мало по сравнению с населением большинства колонизируемых миров и что ориентированная на выживание потребность в согласии и сотрудничестве была необычайной. Не забывайте, что Грейсон раз за разом характеризуется в книгах как место, где “основополагающие традиции” сочетаются со способностью к восприятию новшеств. Эта социальная, культурная “индивидуальность”, за неимением лучшего термина, крайне необычна и помогает поддерживать среди большинства населения планеты в основном единодушное мировоззрение, в особенности в сочетании с произошедшими в более позднее время событиями. Подробнее о чём ниже.

(2) Гражданская война на Грейсоне закончилась всего за 600 лет до событий книги “Честь Королевы” и она поставила человечество на планете на грань гибели, даже без угрозы со стороны оружия Судного Дня Верных. Грейсонцы сражались, используя оружие грубо говоря эквивалентное оружию периода 1950-х 1960-х годов, на планете, на которой человечество не могло выжить после уничтожения значительной части своей технологической инфрастуктуры. Население резко сократилось из-за урона, нанесённого технологиям, поддерживающим существование людей на планете, и последующих невероятных жертв, потребовавшихся для постройки судов для переброски основных лидеров Верных на другую планету. Это повлекло за собой следующие основные последствия:

(a) Смену приоритетов и очищение — иными словами, усиление — в основополагающей теологии и доктрине Церкви. Люди, последовавшие за Бенджамином Великим (и выжившие в гражданской войне) только что получили наглядный пример последствий сектантства и фанатизма. Что люди Грейсона должны противостоять собственному экстремизму (в теологическом смысле этого слова) даже в поддержку доктрины господствующей Церкви. По сути дела, грейсонцы пришли к выводу, что не могут позволить себе нетерпимость или фанатизм, поскольку в следующий раз население планеты может в конце концов и не выжить.

(b) Демонстрацию Церкви и политическим лидерам Грейсона угрозы подлинной теократии. По сути дела, грейсонцы решили, что хотя на каждом лежит ответственность за то, чтобы жить согласно желаниям Бога, дело управления планеты должно находиться в основном в руках светских властей. Разумеется, Церковь сохранила огромные влияние и власть. Чтобы это осознать, достаточно просто обратить внимание на то, что Преподобный автоматически является старшим членом Конклава Землевладельцев (по сути дела, превосходящим по старшинству Лорда Мэйхью, хотя и не Протектора... который в любом случае не член Конклава Землевладельцев <улыбаясь>), или на то, что все юристы на планете подготовлены Церковью. Тем не менее, Церковь получила очень болезненный урок насчёт своего политического вмешательства.

(c) Как часть процесса (а), Церковь была вновь воодушевлена. Население сократилось, доктрина изменила приоритеты и очистилась, фанатики, неистовство которых привело практически к гибели населения планеты, были удалены от Церкви, а большинство из оставшихся на Грейсоне подкрепило свои убеждения и веру, защищая их (не говоря уже о собственных жизнях и жизнях своих детей) от сумасшедших.

(3) Вдобавок к любым непосредственным последствиям гражданской войны, в самой церкви существуют определённые внутренние механизмы, которые помогают объяснить её выживание в течение долгого времени. Некоторые из них существовали всегда, но в результате полученного в ходе гражданской войны опыта были упрочены и ориентированы в новом направлении (до некоторой степени). Настоящим трюком со стороны Церкви Освобождённого Человечества было поддержание её основополагающей веры в доктрину Испытания (наряду со связанной с нею ответственностью всякого верующего за неуклонное отстаивание того что он, как он полагает, вынес из Испытания) наряду с одновременным сохранением сплочённой, иерархической церкви. Для тех из вас, кто знаком с теологией кальвинизма, доктрина испытания Церкви Освобождённого Человечества является эквивалентом доктрин предопределения и осуждения. По разным причинам я не хочу углубляться в детали относительно кальвинизма, в том числе и потому, что — эй, я сам методист, и в качестве такового я, разумеется, не обладаю таким пониманием основополагающих доктрин кальвинизма, какими обладал бы, например, настоящий кальвинист — достаточно корректно будет сказать, что на доктрину предопределения (идею о том, что Бог решил предопределить спасение одних, оставив других погрязать в грехе [доктрина осуждения], и что мы мало что можем с этим поделать) значительное число людей смотрит, мягко говоря, косо. Теперь вы при желании можете коснуться предопределение, двойного предопределения, гиперкальвинизма, арминианизма, лютеранства и целой кучи “-ств” и “-измов”, однако ключевым пунктом является то, что проведение в жизнь базовой доктрины кальвинизма всегда приводило к напряжённости между кальвинизмом и большинством других протестантских конгрегаций. А также привело к расколу в ранней кальвинистской церкви и некоторым очень... энергичным теологическим спорам среди кальвинистов.

Итак, в случае Церкви Освобождённого Человечества доктрина Испытания является в основном подчинённой, а не главенствующей, как зачастую рассматриваются доктрины предопределения и осуждения. Испытание доступно всем верующим, равно как и является долгом всех верующих, а спасение доступно любому, верующему в Испытующего, Заступника и Утешителя (Отца, Сына и Святого Духа, если принять, что найдётся такой тупица, который ещё не смог провести такую связь <улыбаясь>) прошёдшему своё Испытание. (Для любого желающего проверить, доктрина Испытания имеет много общего с доктринами Уэсли, хотя я и не основывал её именно на методистской доктрине). Во всяком случае, Испытание охватывает всё и поэтому служит тому, чтобы привести людей к господствующим понятиям веры Церкви Освобождённого Человечества.

Кроме того, и совершенно вразрез со взглядами подавляющего большинства религий (включая и большинство христианских конфессий), для Церкви Освобождённого Человечества “Книга не завершена”. Тут я имею в виду, что согласно официальной доктрине Церкви Освобождённого Человечества её современное Священное Писание является частью продолжающегося процесса откровения со стороны Бога, который по определению бесконечен и потому всегда превышает человеческое понимание. Церковь Освобождённого Человечества полагает, что Бог вовлечён в продолжающийся процесс раскрытия тайн. Она чётко отвергает доктрину о том, что Библия является непогрешимым и совершенным Словом Божьим. Она принимает непогрешимость Ветхого и Нового Заветов, однако принимает дополнительные писания и доктрины и верит, что будущие откровения объяснят и сделают ненужными более ранние писания, чтобы указать на уровни и нюансы понимания, которые невозможно постичь в настоящее время. В этом отношении она имеет по меньшей мере немного общего с мормонством, хотя я совершенно определённо не основывал Церковь Освобождённого Человечества на мормонстве, несмотря на обычай многоженства. Помимо всего прочего, это означает, что доктрина — и Священное Писание — Церкви Освобождённого Человечества открыта для дополнений и поправок, что обеспечивает нечто вроде клапана для сброса излишнего напряжения.

И последнее (по крайней мере для этого аспекта пояснений): вдобавок к доктрине Испытания существует доктрина Терпимости. По сути дела, доктрина Терпимости требует от Церкви Освобождённого Человечества уважать (терпеть) убеждения и точку зрения тех, кто на основе личного Испытания не принимает целиком и полностью официально утверждённые базовые принципы доктрины Церкви. Доктрина Терпимости действовала в Церкви Освобождённого Человечества со времён формулировки самой доктрины Испытания, почти тысячу лет назад. Она также была одной из доктрин, отвергнутых Верными (естественно). Она касается любого, за одним очень конкретным исключением. Руководство Церкви может лишить священника его прихода, если его верования приводят к поступкам, противоречащим доктрине и политике Церкви. Оно не может ни осудить его в законном порядке, ни публично объявить его отлучение от церкви. Церковь не может отлучить никого, поскольку, в конце концов, спасение человека зависит от него и от Бога, а сама природа доктрины Испытания означает, что никакая земная власть не обладает непогрешимостью, необходимой для того, чтобы обречь любого из детей Божьих на вечное проклятие по своему, склонному к ошибкам суждению. Разумеется, в этом вопросе существуют ограничения, в результате которых Церковь Освобождённого Человечества настолько не приходит в восторг от идеи экуменизма (в конце концов, на её планете на протяжении последней тысячи лет или около того не было никого, с кем можно было бы объединяться), чтобы достичь соглашения на основе идеи “ваша вера столь же истинна, как и наша” с людьми, вера которых диаметрально противоречит вере Церкви, или ещё чему-нибудь в этом роде. Иначе говоря, хотя Преподобный признаёт сходство убеждений и веры с Реформированной Католической церковью, Третьей Звёздной и подобным им, он не признает, что группы митраистов или друидов (которые, по определению, должны отвергать фундаментальные доктрины христианства) находятся на пусти к спасению.

(4) Если вы вернётесь к книге “Любой ценой” (не думаю, что то, что я хочу сказать, станет спойлером), то обнаружите место, где Преподобный Салливан, говоря с другим религиозным лидером о Третьей Звёздной, по сути дела утверждает, что Третья Звёздная походит на то, во что наверное превратилась бы Церковь Освобождённого Человечества без сильной централизованной иерархии. Это на самом деле довольно точное утверждение. Хотя книги говорят о централизации Церкви и хотя Ризница и Старейшины — и Преподобный — имеют власть и полномочия над всей Церковью по всей планете, Церковь пронизана сектами или тем, что можно назвать субконфессиями. На протяжении последних 600 лет часть силы Церкви Освобождённого Человечества заключалась в том, что она стремилась поддерживать внутреннее разнообразие в пределах мощной иерархической структуры. В Церкви существуют отдельные конгрегации и группы конгрегаций, и те, которые можно назвать “либеральными” и те, которые можно назвать “консервативными”. Землевладелец Бёрдетт выступал от лица одной из таких официально признанных “консервативных” конгрегаций, равно как и брат Маршан. Когда они вышли из границ собственного консерватизма в активное, публичное, “широкое” порицание кого-то другого, они, однако, перешли грань допустимого. Они были полностью вправе придерживаться избранной ими убеждений — конечно, неуклонно принимая, что эти убеждения являлись плодом подлинного и строгого приложения Испытания, а не просто предвзятой рефлекторной реакции — внутри своей субконфессии. На проповедях в своих церквях они могли говорить что хотели до тех пор, пока не осуждали тех, кто не разделял по доброй воле их веру. Руководство Церкви могло бы скорбеть об их верованиях, могло бы выразить им протест, могло бы даже найти их доктрины ошибочными, однако оно не могло извергнуть их из общего тела Церкви до тех пор, пока они уважали обоснованность Испытания всех остальных. Однако они не могли требовать защиты в силу доктрины Терпимости для себя, если не желали предоставить эту же самую защиту тем, с кем они были несогласны.

Всё вышеизложенное должно создать ситуацию, в которой Церковь допускает значительную свободу убеждений. Внутри Церкви Освобождённого Человечества существуют субконфессии — вроде иеремитов — чьи убеждения достаточно “нестандартны” для того, чтобы некоторые другие субконфессии сочли их еретическими, однако иерархия Церкви такую точку зрения отвергает. Орудия принуждения, которыми Церковь Освобождённого Человечества располагает для того, чтобы справляться с теми, кто угрожает расколоть тело Церкви, относятся к двум ветвям. Во-первых, существует связь между грейсонскими юристами и Церковью. Это светская ветвь орудий принуждения Церкви. Это значит, что общепланетные законы Грейсона, в целом, защищают право придерживаться собственных убеждений и воспрещает борьбу с убеждениями других даже на основе собственного Испытания. Во-вторых, существует власть Церкви — как было продемонстрировано в случае Эдмона Маршана — отвергать тех, кто действительно пытается диктовать другим убеждения.

Когда вы соедините эту нетерпимость к нетерпимости, если можно так выразиться, с политикой со стороны Ризницы и церковных властей в целом на поддержание диалога даже с самыми консервативными/реакционными (или — для Грейсона — ультралиберальными) субконфессиями, а также верой в то, что Книга всегда открыта, то осознаете, что для субконфессий существовала отчётливая тенденция (по крайней мере в течение последних 600 лет) к воссоединению с основной тенденцией в Церкви или потому, что “твердокаменные” представители этих субконфессий были смягчены неуклонной терпимостью и вернулись к основной массе верующих, или потому, что изменение господствующей теологии (в соответствии с верой в то, что Кинга всегда открыта) сделало её настолько близкой к их собственной, чтобы они сочли возможным вернуться к основному течению в Церкви.

 

Несомненно, это не является исчёрпывающим объяснением всего, что я хочу сказать о Церкви Освобождённого Человечества. Когда-нибудь, если у меня дойдут руки до описания истории грейсонской гражданской войны и Бенждамина Великого, вы, наверное, узнаете всё это более подробно, поскольку большая часть этого выросла из опыта гражданской войны и интерпретации Церковью Освобождённого Человечества того Испытания. Однако я надеюсь, что это действительно поможет объяснить, почему на планете с единой, централизованной, иерархической Церковью всё ещё находятся консерваторы, выступающие против реформ, которые с отрыто и с энтузиазмом поддержали Преподобный и Ризница, а Церковь в результате не раскололась на еретические секты. Эти консерваторы вольны верить во что угодно, если полагают, что их Испытание призывает их верить именно так, и голосовать и проводить политическую агитацию в соответствии со своими убеждениями. Чего они не вольны делать, так это призывать Гнев Божий на головы тех, с кем они несогласны, или — в особенности — призывать к насилию против кого бы то ни было из-за несходства в вере.

Перевод с английского: Uglydragon