Инфодамп



Библиотека «Фантаст»
Оригинал данного материала можно найти здесь.

Проект "Болтхол"

Роб Пьер начал акции по устранению системы долистов с тех пор, когда захватил власть в мае 1905 года эры Расселения. Начало действия книги "War of Honor" относится к июню 1919, 13-ю годами позже, а военные действия возобновились в конце 1920 года, более чем 15 лет спустя. Передача технологий, предшествовавшая инновациям Шеннон Форейкер, шла полным ходом задолго до того, как наступление Восьмого Флота привело к заключению соглашения о прекращении огня. Пьер начал создание Верфей Болтхол в 1909 году, четыре года спустя после осознания необходимости подобного центра и за одиннадцать лет до того, как первый построенный ими космический корабль вступил в бой.

Первоначально верфь предназначалась для создания резервных кораблестроительных мощностей, находящихся в безопасности от атак мантикорцев просто потому, что те не имели представления об их существовании (аналогично размещению советских танковых заводов на Урале). Верфь строилась с соблюдением уровня безопасности, аналогичного Манхэттенскому проекту, так как полнейшая секретность была условием успеха проекта. Создаваемая верфь была способна строить корабли с применением самых современных технологий, доступных НРХ, что, наряду с высочайшим уровнем её секретности, привело к логичному решению о перемещении на Болтхол и секретных программ НИОКР* [НИОКР: научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы]. Так, например, первоначальные работы по созданию в НРХ ракетных подвесок были проведены именно в Болтхоле, также как и работы по изучению и копированию техники, полученной разными путями от Солнечной Лиги.

Весь огромный комплекс верфей уже был построен и функционировал к тому времени, когда Тейсман устранил Сен-Жюста.

8-й флот атаковал Барнетт в Рождество 1914 года, Сен-Жюст был убит 10 мая 1915, за три года до начала действия книги "War of Honor". С началом наступления 8-го флота хевениты увидели в действии новые СД(п) мантикорцев и поняли принципы, заложенные в их конструкцию. То, что такие корабли уже были кем-то построены и то, что Флот Республики Хевен (тогда еще Народный Флот, но это несущественно) видел их в действии, позволило сформировать довольно четкое представление об их устройстве и возможностях, а не разрабатывать собственную конструкцию с чистого листа. Ракетные подвески у Хевена уже имелись. Придание кораблям возможности нести и запускать ракетные подвески не слишком сложная задача, когда необходимость этого ясна, а хевениты и не предпринимали попыток внедрить другие новшества конструкций кораблей КФМ. Хевениты просто "выпотрошили" уже имеющийся проект супердредноута и вновь скомпоновали его вокруг направляющих для подвесок. Однако проект супердредноута, послуживший базой для создания СД(п), уже значительно превосходил все имевшиеся до сих пор у Хевена корабли этого класса за счет массового применения в нем техники, скопированной с проданных солли образцов, а также других улучшений, которые позже послужили основой для достижений Форейкер. (Не следует ошибаться, считая Форейкер единственным тактическим/техническим гением Хевена. Она может быть лучшей, но она совсем не одинока.). Таким образом, разработка проекта размещения направляющих для подвесок внутри корабля, получившая наивысший приоритет, заняла год, затем 2.5-3 года строился головной корабль нового класса, а к началу "War of Honor" началось массовое развертывание новых боевых единиц. Из книги видно, что к моменту прекращения перемирия производство кораблей новых классов все еще разворачивается и корабли, использованные хевенитами в начальных операциях возобновившейся войны, являются всего лишь первой волной массированной программы строительства.

Относительно ЛАКов следует сказать, что при их создании не было применено никакой существенно новой технологии за единственным исключением усовершенствованных ракетных пусковых установок. При этом КФМ создал свои ракетные подвески на основе технологий, первоначально разрабатывавшихся для применения на ЛАКах, в то время как хевениты разработали ракетные установки для собственных ЛАКов с использованием конструкции уже имевшихся на вооружении ракетных подвесок. Особенностью хевенитских ЛАКов является их чрезвычайно аскетичный дизайн, основанный на безжалостном устранении из конструкции всего, не являющегося жизненно необходимым, и придания кораблям новых возможностей РЭБ (еще один результат продолжительной программы копирования и внедрения технологий солли). Поскольку НРХ, в отличие от КФМ, продолжала строить ЛАКи в ходе войны, то она имела достаточно современную платформу для начала новой программы коммандера Клаппа. По словам адмирала Яначека, создание кораблей-носителей ЛАКов (НЛАК) не представляет сложности, если уже имеются ЛАКи, пригодные для размещения на них. При этом, в отличие от КФМ, которому приходилось обосновывать необходимость нового оружия и постоянно бороться с его противниками, флот Томаса Тейсмана никогда не испытывал сомнений в необходимости иметь собственные ЛАК и НЛАК. Для этого хевенитам было достаточно того, что они на себе почувствовали боевую мощь этих кораблей. Как и немецкие теоретики бронетанковых войск после Второй Мировой, они имели мощный стимул для анализа действий КФМ и поиска средств противодействия и даже внесения собственных улучшений: опять же, используя существующие технологии.

В том, что касается экономики, Пьер занимался решением экономических проблем НРХ в течение всего времени своего руководства, хотя реальный эффект его усилий стал заметен только в последние 5-6 лет его правления. Наибольшие проблемы всегда концентрировались на планетах ядра НРХ, которые участвовали в губительных социальных программах уже в течении значительного времени и имели наибольшее население долистов. Первоначальное финансирование проекта Болтхол было произведено за счет отмены очередного увеличения БЖП и фактического его уменьшения с течением времени (как в книгах постоянно упоминается, даже долисты согласились с этим после того, как Корделия убедила их в том, что это необходимо для борьбы с "классовым врагом") и направления сэкономленных средств на строительство флота. Кроме того, всегда существовали системы (Болтхол был одной из них) где "долистский менталитет" никогда не становился столь преобладающим и локальные экономики которых находились в существенно лучшем состоянии. Некоторые системы должны были иметь положительный баланс в экономике, иначе такие экономические черные дыры как Хевен давно разрушили бы НРХ, проводилась бы политика завоеваний или нет.

("Болтхол" - просто кодовое наименование, присвоенное системе, уже имевшей значительное население -насчитывавшее сотни миллионов человек- до того, как в ней был размещен центр кораблестроения. Система, однако, по разным причинам находилась вне зоны внимания иностранных разведок. Главной из причин являлась крайняя удаленность от Хевена - из-за чего даже Тейсман мог посещать эту систему лишь раз или два в год. Система находилась в пространстве НРХ, противоположном границе с ЗКМ, и в регионе, никогда ранее не считавшемся центром экономической или индустриальной мощи до того, как Комитет общественного спасения принял "пятилетний план" по её развитию. Кстати, Комитет и не намеревался создавать в системе ничего иного, кроме гигантского конвейера по производству боевых кораблей и научно-исследовательской базы.)

Уровень развития, которого достигла экономика Хевена после перемирия, в значительной степени является результатом ликвидации крайне неэффективной бюрократии, осуществлявшей центральное планирование, и бескомпромиссное перераспределение средств с трат на социальные программы на развитие экономики даже несмотря на вызываемые этим лишения среди масс долистов (значительно менее активных после того, что "гражданка адмирал Кассетная Бомба" сделала с ними). На самом деле, одним из поводов для проведения "реформ Пьера", которые продолжило и правительство Причард, было желание вынудить долистов работать, пусть даже и под угрозой голода.

То, что так много хевенитов охотно вернулись в экономику, говорит о высоком уровне развития т.н. "теневой экономики" в НРХ и эффекте "мертвой руки" старого государства Законодателей. Это, к сожалению, также подтверждает мнение Пьера о том, что если бы Законодатели пожелали пойти на отказ от системы, обеспечивающей их такими привилегиями, и начали реформы намного раньше, то очень вероятно, что они смогли бы решить проблемы, стоящие перед НРХ, не прибегая к череде завоеваний. Реальная проблема, однако, состояла в том, что Законодатели не желали проводить реформы, угрожавшие их монополии на управление государством и, несмотря на последствия, продолжали свою губительную и своекорыстную политику.

Во всяком случае, Пьер и его правительство начали создание верфи до проведения последнего пакета их экономических реформ. Причард и Тейсман просто поддержали уже существующий проект, поставив в его главе одного из своих лучших и наиболее доверенных людей с задачей привести его продукцию к новым тактическим требованиям и направив на проект дополнительные ресурсы, предоставляемые возрождающейся экономикой (никогда, однако, не отражавшиеся в официальной статистике).

По моему мнению, это представляет сложную, но не невозможную задачу. Помните, что какими бы тяжелыми не представлялись экономические проблемы НРХ людям, которые должны были управлять ею или вести за неё войну тем оружием, которое Хевен мог им предоставить, но они не могли быть настолько безнадежными, насколько представляется некоторым читателям, а не то НРХ пала бы под натиском Мантикоры и её союзников задолго до того, как появился 8-й флот.

Перевод с английского: Uglydragon