Девид Вебер — Чего стоит мечта?


Глава первая

— Как вы думаете, а котов мы увидим?

Адриенна Мишель Аориана Елизавета Винтон, наследная принцесса Звездного Королевства Мантикоры, казалась значительно моложе своих двадцати одного земного года, выглядывая в окно и задавая вопрос через плечо.

Подполковник Элвин Тудев улыбнулся ее тоске. Интересно, знает ли она, что выдала свое желание? Он подозревал, что знает, и почувствовал себя польщенным, хотя и не без примеси грусти. Никому больше она не позволила бы это услышать, но телохранителей для королевской семьи набирали из королевского гвардейского полка, при поддержке дворцовой охраны, и подполковник возглавлял охрану наследницы с тех пор, как ей исполнилось одиннадцать. Он знал, что она считает его чем-то вроде любимого дядюшки. Тудев дорожил их отношениями, и не только — и даже не в первую очередь — потому, что у него хватило честолюбия подняться на самый верх в избранной им профессии. Принцессу Адриенну легко полюбить, подумал он, и тут же почувствовал, что его улыбка гаснет, потому что это не была единственная причина, по которой она настолько сблизилась с ним. Отчуждение между ней и ее отцом тщательно скрывалось и дворцовыми служащими, и службами новостей Звездного королевства, но Элвин Тудев был в курсе всего, что касалось любого в доме Винтонов.

Включая горькое одиночество наследницы.

— Не знаю, ваше высочество, — через минуту ответил он. — Говорят, что коты довольно неуловимы. А Лесная служба невероятно опекает их.

— Знаю, — вздохнула Адриенна. — Папа… обсуждал это со мной вчера вечером. Он не очень любит Лесную службу.

— Мне известно об этом, — согласился Тудев. — Но следует ли сообщать мне об этом, ваше высочество? — добавил он мягче.

— О чем? О том, что постоянные ссоры друг с другом — единственное, что у нас с отцом осталось общего? Или о том, что мы спорим друг с другом постоянно, а не только тогда, когда мне доведется встретиться с ним, если он соизволит вспомнить о моем существовании, когда ему это для чего-то нужно?

Адриенна обернулась, и от ее тоски не осталось и следа. Молодая женщина, глядевшая на Тудева, теперь казалось не моложе, а гораздо старше своих лет, а ее карие глаза излучали смесь грусти и нелегко давшейся зрелости.

— Да вы ведь и так все знаете, Элвин. Так что если я не могу обсудить все с вами, то с кем тогда?

— Я не уверен, что вы вообще должны это обсуждать, ваше высочество. Я польщен тем, что вы положились на мою осмотрительность, но вы не должны говорить такие вещи никому. Желаете вы того, или нет, но вы вторая по значимости политическая фигура в Звездном королевстве… и вы не можете позволить себе ошибиться в том, кому вы доверяете щекотливые вопросы.

— Конечно, ведь видимость нежных отношений между королем и его любимой дочерью должна поддерживаться любой ценой, не так ли? — выдала Адриенна с такой ледяной, тихой яростью, что Тудев поморщился.

— Адриенна, — медленно произнес он, опуская “высочество”, о котором старался никогда не забывать, — я не могу ответить на это. — Он печально улыбнулся. — Я не знаю верного ответа… а если бы и думал, что знал, было бы неприлично — и неразумно — говорить его вам. Я армейский офицер, а не политический советник. Я верен конституции, короне и наследнице, именно в таком порядке, и не мне соглашаться или спорить со всеми решениями, в которые я посвящен благодаря моей должности. К сожалению, как командующий отрядом по вашей защите, я предан наследной принцессе Адриенне, а не просто Адриенне-человеку. А это значит, что мне совершенно определенно не пристало иметь свое мнение о том, как специалистам по связям с общественностью лучше показывать ваши отношения с его величеством.

— Знаю. — Адриенна вернулась в окну, глядя на дворцовые угодья возле массивной башни короля Майкла, и тяжело вздохнула. — Простите меня, Элвин. Мне не следовало ставить вас в неудобное положение, спрашивая о подобных вещах. Просто… — она замолчала, все еще смотря в окно, и глубоко вздохнула. — Так или иначе, вы, кажется, довольны организацией поездки?

— Да, ваше высочество. — Тудев с облегчением занялся не такой глубоко личной темой, хотя постарался не выдать свою благодарность. Он посмотрел на прямую как палка спину своей будущей королевы и кивнул себе. Возможно, он все-таки сможет кое-что сделать для этой одинокой девушки, при этом не влезая (официально, во всяком случае) в дела, которые не должны касаться офицера на королевской службе.

— Ах да, есть еще один вопрос, — сказал он, и Адриенна отвернулась от окна, заметив странный тон его голоса. — Мы все еще не разобрались с неувязкой в графике, — сообщил он.

— Неувязкой в графике?

— Вы не помните, ваше высочество? Торговая палата Йавата Кроссинг желает видеть вас на открытии новой жилой высотки, но Твин Форкс послал заявку на то, чтобы вы посетили город и открыли новое административное крыло ЛСС* [Лесная Служба Сфинкса.] в то же самое время. — Адриенна вопросительно подняла бровь, и он нахмурился. — Прошу прощения, ваше высочество. Разве леди Гароун не обсудила это с вами?

— Прошу вас, подполковник Тудев, освежить мне память, — предложила она, и он пожал плечами.

— Как начальник вашей охраны, ваше высочество, я получил копии оригинальных заявок по армейским каналам. Если верить заголовку, леди Гароун и служба по связям с общественностью получила копии одновременно. Я подумал, что они сообщили вам, — сказал он без всякого выражения, — и как заведующий вашей охраной я решил, что сохраню немного времени, если уточню окончательное решение прямо у вас. Как вы знаете, очень важно, что бы мы знали ваш график как можно раньше, чтобы полностью принять все необходимые меры заранее.

— Понятно, — Адриенна серьезно разглядывало его, но в глазах заиграли чертики. Нассоа Гароун, ее личный секретарь, весьма красноречиво не сказала о запросе Твин Форкс, когда начали планировать ее официальный визит на Сфинкс… впрочем, как и все остальные. Что в общем-то совсем неудивительно, подумала она, учитывая отношение отца к Лесной Службе Сфинкса и древесным котам в целом. Как и Нассоа, большинство дворцовых служащих слишком хорошо знали о том, как отнесется его величество к идее о том, что его дочь окажется поблизости от планетарной штаб-квартиры Лесной службы, этот рассадника симпатий к древесным котам. Собственно говоря, Тудев пошел на огромный риск даже упомянув о заявке. Надо отдать должное отцу (а Адриенна знала, что делать это ей становится все тяжелее), он терпеть не мог использовать политическую власть для того, чтобы одаривать подлиз и наказывать людей, выказывавших независимость. Следовательно, он вряд ли бы потребовал отставки Тудева... но зато вполне вероятно, что устранил бы подполковника с его нынешней должности, если бы узнал, кто сказал Адриенне о Твин Форкс. Разумеется, требование о замене Тудева было бы тщательно составлено таким образом, чтобы не выглядеть как приказ о приостановке дальнейшего продвижения Тудева по службе, но именно так его бы восприняли начальники подполковника, и не важно, какие слова там были. Возможно, что армия и не стала бы обращать внимания на подтекст, но гораздо вероятнее, что ему бы “посодействовали” в ранней отставке, и он бы закончил свою карьеру подполковником.

“С другой стороны, нет причин, чтобы кто-то когда-нибудь обнаружил, откуда пришла информация — или каким образом, во всяком случае” — рассуждала она про себя. Одной из немногих привилегий наследницы было право выбирать между несовместимыми событиями во время официальных визитов. Этим правом пользовались не очень часто, потому что на деле наследнице не полагалось знать о том, когда возникали такие противоречия. Никто не смог бы справиться со всем потоком поступавших заявок в одиночку — поэтому у Адриенны была личный секретарь и поэтому штат Нассоу был пятым по численности во дворце на Королевской горе — а принцесса редко интересовалась своим распорядком настолько, чтобы активно заняться его составлением. Гораздо легче позволить леди Гароун хлопотать о деталях и просто говорить наследнице, куда направляться, когда приходит время.

Но Елизавета I специально наделила своего сына Майкла правом управлять своим маршрутом в качестве своего наследника, и с тех пор это стало нерушимой традицией в королевской семье. Даже ее отец не смог бы отрицать это… не то чтобы она собиралась дать ему знать о своих намерениях до тех пор, пока он еще может попытаться отрицать это право. А Тудев был очень осторожен в своем “откровении”. Она могла бы свидетельствовать под присягой , что он “обмолвился” и сообщил об этом как об обычной просьбе. Слишком хорошо зная своего телохранителя, Адриенна и не предполагала, что он стал бы лгать своему руководству, если бы его спросили подробно о том, как это произошло. Но еще она знала, что ему не зададут никаких вопросов после того, как она поведает свою версию событий. Слово наследной принцессы Мантикоры не ставится под сомнение. Если она скажет, что это была обмолвка, значит, это была обмолвка, и на этом все и закончится, если только ее отец лично не потребует ответа.

“А этого он не сделает, — подумала она со знакомой болью от обиды и потери. — Он никогда и ни за что не сделает ничего, что может поставить под сомнение мои действия. В конце концов, однажды я стану королевой. Не пристало давать кому-нибудь повод ставить под сомнение священную честь Дома Винтонов!”

Адриенна подавила боль и улыбнулась Тудеву.

— Ах да. Та неувязка, — сказала она. — Я решила, подполковник, что мы отправимся в Твин Форкс. Он меньше и уютнее, чем Йавата Кроссинг. Кроме того, в Йавате я уже была пять месяцев назад… и по-моему, отец тоже там был три месяца назад.

— Отлично, ваше высочество. Добавлю это в Альфа-список.

Список Альфа, насколько знала Адриенна, и есть настоящий маршрут ее визита на Сфинкс. В качестве рутинной предосторожности только Тудев и его непосредственный начальник, бригадный генерал Хэллоуэлл, командир Полка Королевской Гвардии, будут иметь доступ к списку Альфа до того, как она отбудет на Сфинкс. Даже леди Гароун не будет знать точно его содержимое, а списков возможных мест ее посещения существовало несколько. В каждом из них будут находиться охранники в полной парадной форме, но большинство мест будет ложными. Такой порядок завели десять земных лет назад, сразу после смерти матери Адриенны, как дополнительные меры предосторожности.

Эта мысль вызвала новый, яростный до слез приступ боли, но она не подала и виду. Принцесса уже неплохо наловчилась скрывать свою боль.

— Спасибо, подполковник Тудев, — поблагодарила она и наградила его улыбкой.

 


Перевод: Natalie, Д.Л.Горбачев